Литературные Соблазные Книга 1: Школьной жизни.

Размер шрифта: - +

Пролог: Последний спокойный вечер...

... На улице стоял вечер, медленно приближающейся к ночи.

Странная тишина повисла над этим, будто уходящем в непробудный сон, городом. Где-то вдалеке одиноко пропищала птичка из старинных часов, что говорило время перевалило восемь часов.

Высокие пики домов напоминали заостренные концы шипов раскрытой стальной девы, а огромные стены их, возвышающиеся далеко вверх и защищающие от бед, как и отстраняющие своих жителей от прочего мира были словно основанием пыточного механизма и клеткой, из которой невозможно выбраться.

Некоторые окна прикрывали решетки, как на окнах старых псих-лечебниц, а стены выкрашены в холодные тона: серые, черные цвета.

Поблескивающие от ярких вспышек огней то фонарей, то стоящих мини-прожекторов на крышах, то света из окон домов, очки парня отдавали чем-то таинственным и загадочным. Глаз не было видно, хоть линзы незатемненные.

Даже не в них дело и не в парне - уже воздух был пропитан какой-то гневной аурой, исходящей с нескольких близ стоящих крыш.

На них восседали серые горгульи. Люди, присевшие на край этих полых домов с обрушившейся крышей, своими серыми костюмами и общим антуражем города, напоминали этих безликих тварей, что могли в один момент по собственную желанию восстать из мертвых и вернуться обратно в царство тьмы, Некрополь. Они будто насмехались над самой смертью, понятием жизни и могли повелевать этим лишь одним взмахом своих каменных крыльев.

Парень, стоящий на здание впереди от остальных "серых", тряхнув черным плащом, резанул по старому заплесневевшему бетону. Он рассек часть дома так легко, будто края плаща остры как лезвие ножа, а бетон лишь кусок масла.

Следом мелкие отделившиеся камни грубо спали вниз, разбив по пути к земле попавшие им под руку глиняные вазы, горшки с цветами с перил балконов. Они в свою очередь разбившись на десятки, а то и сотни других осколков, вслед за камнями начали свой дальний путь вниз.

Чуть позже можно было услышать легкий треск того, как они добрались до асфальта и окончательно пришли в негодность.

Но никто не выходил, чтобы разобраться с этими нарушителями, портящими чужое имущество. Ничей злобный оскал не выглядывал из окон, откуда шел свет.

Потому что эти дома пусты. Уже не первый день, неделю, месяц...

По узким улочкам не встретить прежних торговцев разной дурью и грязной информацией в одном лице, скрытом капюшоном неприметной накидки. Более не скрываются среди захламленных переулков мелкие воришки и убийцы, прослывшие на весь город и доску розысков местного отделения по охране людей. Девушки легкого поведения в экстравагантном одежде не предлагают свои услуги первой попавшей проезжающей рядом машине или заплутавшему в темные городские улочки самого криминального района уставшему после тяжелой работы мужчине, простому работнику из захудалого офиса, проживающего последние деньки до банкротства.

А город не спит. Но он и не мертв, хоть на первый взгляд и пуст от жизни.

Он выжидает момента, когда эти каменные вороны спикируют вниз, и отдадут своим ненавистным врагам сполна.

Того момента, когда эти стены покроет багровый окрас, а близ стоящие дома исчезнут в серой пелене густого тумана.

Это будет знаком появления темных всадников Тьмы. А также это станет моментом, когда город превратится в поле кровавого боя.

Тогда вороны заберут обратно напрасно отнятые людские жизни, души, что те бесчувственные существа поглотили, и насытили своих собственных демоническо-образных существ, именуемых "я".

Горгулья, сила света в мире, где понятия добра и зла, белого и черного размыты другими цветами. Они кажутся приспешниками владык за Петровыми Вратами, но они лишь пытаются не выделятся на фоне других.

А этих существ тьмы, истинно темных, монстров прозвали...

Дарк Дайеры. Дьяволами, несущими всему живому погибель...

 

— Да уж... Удалось мне закончить с этим эпизодом...

Еще пару раз щелкнув по нескольким клавишам клавиатуры, я отстранился от ноутбука и на секунду прикрыл свои глаза, уставшие от долго сидения за якобы убивающим зрение монитором.

В глазном полудреме я мотнул колесиком мышки вверх по открытому документу и, увидев трепетное заглавие "Промежуточная Глава: Тучи сгущаются над взрытыми гробами трупного города", окончательно отодвинул свой рабочий инструмент в сторону - конечно же, убедившись, что все успешно сохранено.

Да и хватит тратить время за бездонным рассматриванием монитора, пора ведь вернутся в реальность, в настоящий мир и наконец, на сегодня, вылезти из виртуального - но мне не охото становится полноценным человеком-риадзю. К ним уж часто относятся с неким пренебрежением, хотя в полноценной социальной жизни нет ничего плохого - хуже, когда берут слишком много от жизни.

Пора материализоваться всем сознанием в обычный двухэтажный дом, с маленьким балкончиком.

Туда, откуда веет чем-то вкусным, вперемешку с чем-то ушедшим в небытие, и ароматным женским шампунем, возбуждающим носовые рецепторы и не только.

Туда, где громкий гул становится повседневностью, что чертовски давит на голову и плечи, попутно вдавливая в землю. Даже не так, а становится скорее глупой, заядлой и еще чужой привычкой, что просто портит тебе на ежедневном основе настроение, но а ты, как не старайся, даже имея право голоса в подобной ситуации, даже будь в большинстве, все равно заведомо проиграл и победа тебе не светит, будто партия в сёги Рю и тебя, игрока всего-то четвертого дана. Уж продуманный лжец исказил правила игры, переведя её под принцип меньшинства.

Туда...

... Домой. В частности в прибранную комнату, где на одноместной застеленной постели вместе с сидящим изнеможенным пареньком от умственного труда лежат две вопящие друг на друга красотки.



Даниил Сергиенко

Отредактировано: 26.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться