Логово зверя. Охота

Глава седьмая

    Запах аппетитной человеческой еды я почувствовала в нескольких километрах от охотничьего домика. Последние дни патрулирования только и могла думать об ароматном прожаренном мясе, приготовленном с пряными травами и специями. С такими мыслями трудно заставить себя охотиться на животных, а я и так не большой любитель кровоточащего теплого мяса. Преодолевая последние метры, я старалась напомнить себе, что за стол стараюсь садиться чистой и одетой. Это мало помогало, уж слишком восхитительны были запахи, и я была удивлена, когда все же свернула к бане.

    Я бы с большим удовольствием приняла ванну, но в такой глуши даже банька была роскошью. Чаще, останавливаясь в охотничьих домиках, приходиться довольствоваться обливанием холодной водой из колодца. Я не особо люблю бани, мне в них, то слишком жарко, то чересчур влажно, то неудобно, но одного все же не отнять, отмывают они отменно. С отросшими волосами пришлось повозиться, что не улучшило моего настроения от затянувшегося пребывания во влажной жаркой атмосфере. И как обычно после бани, я себя чувствовала еще более усталой. Полотенце я проигнорировала, и сразу оделась. С футболкой пришлось повозиться, она никак не хотела натягиваться на мокрое тело.

    Не помню, как оказалась за столом. Более адекватно я смогла воспринимать окружающее, порядком утолив голод. И смогла прерваться только на то, чтобы вытянуть волосы из-под футболки, слишком большой дискомфорт они доставляли, и тут же продолжила восхитительный процесс поглощения пищи. Я съела все и с довольным видом откинулась на спинку стула.

    Денис был в шоке, все это время он с удивлением наблюдал за мной. Я почему-то думала, что меня встретит Михаил. И сейчас явно ощущала разочарование от встречи с Денисом.

  - Я никогда не видел тебя такой голодной, обычно тебя Миша или Виталик забирают. Тебе не станет плохо от такого количества еды?

  - Нет.

  - Ты такая хрупкая и маленькая на вид, не понимаю, как это в тебе все поместилось?

    Я лишь пожала плечами, после столь сытного обеда резко захотелось спать.

  - Ты и, правда, поначалу урчишь как кошка, а когда утолишь свой зверский голод, начинаешь мычать от удовольствия, и все это не переставая жевать.

  - Ужас какой, – мне стало неловко. О том, что могу мычать от удовольствия, я знала. Но никогда за собой не замечала, что во время еды могу урчать как кошка. И никто мне об этом не говорил. А вот Денису сказали, и может быть не только ему.

  - Нет, это было красиво. Даже не знаю, как описать. Тебя ведь не было, был только твой зверь. Это было все равно, что наблюдать за диким хищником.

    Я только сейчас обратила внимание на легкий аромат возбуждения Дениса, и, проследив за его случайным взглядом, заметила, что мокрая футболка слишком подчеркивает грудь.

  - Ты так говоришь, будто я и зверь, это разные сущности.

    Денис нахмурился, пытаясь сосредоточиться на моих словах.

  - Зверь – это и есть моя сущность.

    Большинство оборотней воспринимают зверя отдельно от себя в человеческом облике. Я могу иногда говорить о звере более отстраненно, но лишь, чтобы подчеркнуть, что некоторые мои реакции или поступки более свойственные зверю, чем человеку. Но это все равно мои реакции и мои поступки.

  - В этом твой секрет? – он наконец-то обратил внимание на мои слова. Ну, слава Богу, смогла его отвлечь.

  - Нет никакого секрета, я – это просто я. Да и не задумывалась о роли зверя в своей жизни, когда впервые перекинулась в волчицу. Поехали, а?

    Денис вдруг резко нахмурился:

  - Мне нужно тебе кое-что рассказать.

    Ну, что опять случилось? Хоть бы кто-нибудь хоть раз принес добрые вести. Не хочу его слушать, мне и так плохо.

  - Обязательно здесь? А в дороге не сможешь? Я домой хочу.

 

    Обычно в качестве пассажира я всегда засыпаю, стоит мне поудобнее устроиться, а машине тронуться. Михаилу эта моя особенность казалась трогательной, остальные охотники по-доброму подшучивали. А сегодня впервые уснуть не получалось. И дело не только в том, что в машинах меня всегда вырубает, как бы долго я не спала до поездки, я последние два дня вообще не спала. Рассказ Дениса слишком меня расстроил.

    Я знала, что Тарас собирался в Мексику попрыгать в «пещеру Ласточек». И я даже не волновалась по поводу его предстоящей поездки. Для оборотней нет такого понятия, как экстремальный вид спорта. О каком экстриме можно говорить, если никакие травмы для нас не могут быть смертельными, и уж точно не закончатся инвалидностью. Так, лишь возможность пощекотать нервы от призрачной опасности одичать при сильной травме. И раньше я даже не задумывалась, чем подобные виды спорта чреваты для людей.

   Каждый год в октябре Тарас летает в Виржинию на Бридж Дей. Несколько раз в год ездит попрыгать в Крым. Пару раз был в Норвегии, прыгал во фьорд с какой-то там горы – норвежские названия не то, что запомнить, выговорить-то не могу. И слишком часто прыгает в городе с офисных зданий. Тех, что повыше. Он периодически работает в клининговой компании тетки, моет окна и фасады зданий, пока она его не уволит за очередной прыжок. Но через какое-то время все же берет обратно на работу, до следующего прыжка. И только сегодня я поняла, почему так волнуются ребята перед его очередным прыжком или поездкой.

    У Тараса было раньше несколько травм, но так, ничего серьезного. А в этот раз он как-то нехорошо сломал ногу и повредил позвоночник при приземлении. Ему была необходима сложная операция, которую не могли провести в клинике, куда его доставили. И что-то не так было со страховкой, и перевозить в другую клинику, где могли оказать Тарасу необходимую помощь, не стали. Бейсеры, с которыми уехал Тарас, не смогли решить проблему, а из Екатеринбурга ребята ничем не могли помочь. Володя с Максом хотели поехать в Мексику, но возникли сложности с визами, да и сумму, необходимую для операции, собрать не смогли.



Katerina Babushkina

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться