Логово зверя. Охота

Глава восьмая

    Пока Денис ходил за соком, я рассматривала храмовников, и не чувствовала ничего, кроме сострадания. Они ставили уколы, стреляли в меня, но эти воспоминания не вызывали во мне никаких отрицательных эмоций. Да и за машинку-то свою  сгоряча отомстила. Хотела бы испытывать злость или ненависть, но не могу. Я по натуре своей не мстительна, мне только под горячую руку попадать не стоит. Ну а Стас… так давно это было, что ничего, кроме сожаления я не испытываю.

    Денис принес мне апельсиновый сок и, судя по запаху, в стакане гораздо больше было мартини. Не водка конечно, но уж лучше, чем просто сок. Я коротко хохотнула, делая глоток, а Михаил уже Дениса испепелял взглядом.

    Поставив стакан на стол, я наконец-то поймала взгляд Романа. До этого он смотрел куда угодно, но только не на меня.

  - Никак не могу вспомнить твою фамилию, - меня на самом-то деле мало это интересовало.

    Роман удивился, но ответил:

  - Быстрой.

  - Стас был твоим другом.

    Я не спрашивала, но Роман ответил:

  - Да.

  - Как же ты его в камеру-то отправил? – я практически прошептала свой вопрос, все напряглись, а Михаил, до этого непринужденно развалившийся в кресле, вперед подался. - Ты был рядом, когда огонь убивал его?

    Голос сорвался, а глаза наполнились слезами. Вот она долгожданная боль.

    Роман глотнул коньяк из своего бокала и, не глядя на меня, ответил:

  - Может я и был ему плохим другом. Но ведь одичал-то он, пытаясь найти тебя.

    В один момент я сидела в кресле, а в другой меня уже оттаскивали от Романа. Я с удивлением смотрела то на свою окровавленную руку, то на храмовника с порванной на груди футболкой и сочащимися кровью ранами. Меня перетащили через стол, роняя уцелевшую после моего броска посуду. В оцепенении я оглянулась на вскочивших со своих мест посетителей ресторана, как сквозь вату доносился женский визг. Я вновь посмотрела на свою руку. Мне этого было мало. Запах крови Романа был знаком и сладок, рот наполнился слюной от желания вновь ощутить ее на языке. Я зарычала и стала отчаянно вырываться, стремясь поскорее очутиться возле рыцаря. Хватка ослабла, я возликовала, но тут же почувствовала руки на своей голове, затем раздался хруст и все потемнело.

    Очнувшись, я пару мгновений пролежала неподвижно, пока не накатила истерика. Михаил прижимал меня к себе, гладил, что-то шептал, а я все рыдала, не в силах остановиться. Денис принес бутылку джина, и они на пару отпаивали меня – Михаил меня держал, а Денис вновь и вновь наполнял стакан и заставлял пить. Только выпив больше половины бутылки, я затихла. Денис вышел, а Михаил все так же прижимал меня к себе.

  - Ты сломал мне шею, - голос был бесцветным и хриплым.

  - Прости.

  - Где они?

  - В соседней комнате.

  - Я сильно его ранила?

  - Желание с тобой поговорить не потерял, - мне показалось, или в его голосе не было и толики осуждения.

  - Ты не сердишься на меня?

  - Роман знал, что ты после охоты, и должен был промолчать, - он погладил меня по голове. – Знаешь, мне нравится, когда у тебя длинные волосы.

  - Да? А меня они раздражают.

  - Если я попрошу, ты не будешь их стричь?

  - Может быть.

  - Хочешь, я их выгоню.

    Я провела пальцем по губам Михаила, потом поцеловала. От простого касания губ по телу будто разряд тока прошел. Я еще раз его поцеловала и со стоном поднялась, разминая шею. Меня до сих пор потряхивало. Даже легкого опьянения от выпитого джина я не ощущала, а должна была. Я сделала большой глоток прямо из бутылки. Как вода, не обжигает и не согревает.

  - Я могу ему помочь?

  - Сомневаюсь.

  - Ты бы хотел, чтобы я смогла ему помочь?

  - Да, но ты не сможешь.

 

    Я не знала, что сказать Роману. Вопросов-то у меня было много, но задавать их напрямую было как-то неуместно. А не напрямую – непорядочно и нетактично, в свете открывшейся информации.

    Девушка Романа – одичавший несколько месяцев назад оборотень. Мне дружба Стаса с Романом казалась сомнительной, а уж о более тесном общении между рыцарями и оборотнями я даже не задумывалась. Деятельность храмовников уже давно не направлена на наше уничтожение, иногда отлавливают диких, но в основном следят за тем, как их ловим мы, да не нарушаем ли мы соглашения, подписанные пару веков назад, и мало актуальные в наше время. Но чтобы настолько терпимо они стали относиться к оборотням… не могу поверить.

    А поверить придется, глядя на страдающего рыцаря, сидящего в паре метров от меня. Во время своего рассказа Роман на меня не смотрел, и лишь закончив, глянул так, что дыхание перехватило. Извелся весь, выгорел.

    Вот и еще одна причина, почему людям не стоит встречаться с оборотнями – мы можем одичать. Люди же болеют и рано умирают. И главное, у нас не может быть общих детей. То есть встречаться-то мы как раз можем, влюбляться не стоит. Только Роман знал, на что идет, а Егор и не подозревает. Ну а когда я должна была ему правду открыть? При знакомстве? Влюбилась, и все как-то быстро закрутилось. А теперь не знаю, как сказать. Ведь я же не отнимаю у него время? Егор тогда ни с кем не встречался, и он молод. Если захочет, он еще сможет создать семью. И даже думать не хочу, что когда-нибудь придется его отпустить. А это произойдет довольно скоро, Михаил то никуда не денется, и от своих притязаний не откажется. Ох, что-то меня не туда занесло. Тут Роман со своими проблемами, а я только о себе думаю.



Katerina Babushkina

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться