Логово зверя. Охота

Глава девятая

    Два дня, как я присоединилась к охоте. Ребята опять потеряли след неуловимого пасинского дикого. В этой местности недавно проходили Игры Волков, участники сильно наследили, в таком многообразии запахов оборотней трудно не потерять след одного дикого. Игры в России проводят один раз в год, повезло же нам. У нас тоже что-то вроде игры получилось, только гораздо интереснее. Дикий где-то рядом, следы свежие, и трудности с обнаружением одного следа из множества только увеличивали азарт охоты. Я практически не вспоминала о своем новом байке, хотя успела к нему прикипеть, пока летела от Екатеринбурга до Тюмени. Правда, лететь получилось не везде, по моему мнению – это худшая трасса в России. Плохая узкая дорога, в основном пролегающая через деревни, с ограничениями скорости, запретом обгона, да куча ментов с камерами и радарами – для автомобилистов ад, для мотоциклистов лишь небольшие неудобства. На одном участке асфальта вообще практически не было, я тащилась как черепаха и порыкивала двигателем, но мне и это понравилось.

    Еще у магазина, когда впервые завела свою новую игрушку, рокот мотора аж в груди отозвался, от восторга и предвкушения душа запела, да и предстоящая охота также подогревала кровь. Чуть раньше недостающую для покупки второго мотоцикла сумму привез Владимир и, пытаясь скрыть беспокойство, наблюдал, как я перекидываю ногу и удобнее устраиваюсь в седле. Он впервые видел меня на байке и это зрелище как будто ему не понравилось. Протянув мне шлем, он покачал головой и сказал, что я слишком мелкая для подобного увлечения. А закинув первый мотоцикл в кузов моего пикапа, добавил, что не хотел бы вызывать отдел зачистки. Пообещав, что буду хорошо себя вести на дороге, надела шлем и слегка отожгла покрышку на старте. Как же жаль, что до Тюмени было так близко, я только-только вошла во вкус, как уже приехала. Мотоцикл пришлось оставить у хозяина тюменского района, не бросать же его где попало, да еще и без номеров. Ох, как он мне понравился. Мы идеально друг другу подошли.

 

    Где-то после обеда я вышла на четкий след дикого. Взвыла вначале от восторга, а потом провыла условленный сигнал, привлекая внимания рассредоточившихся по местности охотников. И тут же сорвалась с места, начиная преследование. Как только дикий оказался в поле видимости, я не сдержалась и взвизгнула, чем и привлекла его внимание. Он вначале замер, но услышав шум приближающихся охотников, побежал. С этого момента мы оба шли на предельной скорости, и медленно, но верно я настигала дикого.

    Дикий выбежал к железнодорожной насыпи, и уже несколько минут бежал вдоль нее. Отвратительный запах, да шум от приближающегося поезда порядком раздражали, и у меня как будто второе дыхание открылось, я почти настигла дикого. Ну же, еще немного. Дикий запрыгнул на насыпь и понесся по путям. Навстречу нам приближался товарняк, мелькнула какая-то нехорошая мысль, но я не обратила на нее внимания, поглощенная преследованием. Когда до поезда оставались считанные метры, дикий резко прыгнул наперерез. Он проскочил, а я немного не успела, задние лапы обожгло, от столкновения меня развернуло, ударило об бок локомотива и все потемнело…

    Когда пришла в себя, еще слышала шум удаляющегося состава. Я лежала рядом с путями, хорошо хоть под колеса не затянуло. Попыталась подняться, но смогла лишь только дернуться. Оглушение проходило, и все тело кроме задних лап – их я вообще не чувствовала – начало наливаться болью. Голова неприятно свешивалась с насыпи, в пасти стала скапливаться кровь, я попыталась ее сглотнуть, и чуть сломанными зубами не подавилась. Вот же невезуха. Дикий в данном случае думал лучше меня – не потерявшего разума оборотня. Так была поглощена преследованием, что даже мысли не было, что не успею проскочить. Надо было лишь немного подождать, пока поезд пройдет, и скорее всего я бы уже поймала дикого. А теперь позвоночник перебит, большинство костей сломано, органы разорваны. Никогда не любила поезда.

    Услышала шум приближающихся охотников. Они немного замешкались возле меня, но Виталик на них рыкнул, и они продолжили преследование, с вожаком остался только Иван. Они тут же перекинулись:

  - Ох, Аня, как же ты так?

    Боль становилась все сильнее, и я утомленно прикрыла глаза.

  - Надо бы тебя в лес отнести, не очень хорошо здесь светиться.

    Да уж, то еще зрелище – два голых парня и раненый волк.

    Виталик склонился надо мной, неуверенно примеряясь, как бы меня поднять, чтобы причинить меньше боли. Я глухо застонала, когда он все же решили попробовать.

  - Потерпи, малыш.  

    Я на него тихо рыкнула, чтобы не трогал, а потом, собравшись, перекинулась в человека. При обращении кости быстрее вправляются и срастаются.

    От моего вида ребята содрогнулись:

  - Так ты еще хуже выглядишь.

    Я собралась с духом и еще пару раз перекинулась, боль была адской, а уж когда после последнего превращения появилась чувствительность в ногах, я не сдержалась и заплакала. Больно.

    Ребята даже побледнели.

  - Не делай так больше, сердце кровью обливается, - Виталик аккуратно поднял меня и понес в лес. Когда в глазах начало темнеть, я даже успела обрадоваться – в обмороке боли нет.

 

    Очнулась от шума вертолета. У Виталика в маячке должно быть что-то вроде тревожной кнопки, видимо вызвал помощь. Пока меня переносили в вертолет, вновь потеряла сознание.

    В следующий раз пришла в себя на больничной койке в доме хозяина омского района, случалось уже здесь бывать раньше.

    Михаил сидел рядом с кроватью и держал меня за руку. Не хотела его будить, но увидев воткнутую в руку иголку, вздрогнула. Михаил проснулся и сразу полез обниматься. Боли уже не было, лишь небольшая слабость да чувство голода. 



Katerina Babushkina

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться