Логово зверя. Охота

Эпилог

    С каждым разом все трудней и трудней от тебя уходить. Ты как всегда провожаешь меня до той незримой линии, которую ни разу еще не пересекла. Ты постоишь недолго,  наблюдая за нами, и снова скроешься в лесу, бесшумно и неизбежно. И мне не будет покоя до нашей следующей встречи. Я боюсь, что  наступит тот момент, когда ты решишь нас оставить. И я ничего не смогу сделать, чтобы тебя остановить. Теперь уже не смогу.

    Когда-то я мечтал о том, как мы будем охотиться в лесу, представлял наши игры. А ты в первый раз взяла и перекинулась волчицей. Как же ты меня этим рассердила, и понимал я, что ты шутишь так, играешь, и все равно злился. Хорошо хоть бегала ты от меня недолго, и когда перекинулась в барса и припала к земле, подергивая кончиком хвоста от возбуждения, так посмотрела на меня, признавая меня сильным и главным, что недовольство тут же ушло. Я помню, как подошел и впервые зарылся носом в твой мягкий мех, вдохнул незабываемый и такой любимый запах. Я куснул тебя за ухо, ты довольно заурчала и перекатилась на спину, ты была такой мягкой, такой нежной… этого момента стоило ждать. Теперь ты всегда такая и я скучаю по твоему человеческому облику. Хочу вновь услышать твой тихий бархатистый голос, обнять тебя, такую маленькую, такую хрупкую и при этом невероятно сильную… мне так тебя не хватает, нам не хватает.

    Зачем ты только побежала в тот дом? Они ведь этого и добивались. Ты не услышала мой окрик и скрылась в подъезде, и дом почти сразу взорвался. Я не помню, как перекинулся, как искал тебя в том огненном аду, пришел в себя, только увидев, как ты пытаешься сбить пламя, катаясь по пылающим обломкам. Я вынес тебя из того пожара, обгоревшую, раненую, напуганную, и даже не сразу понял, что ты одичала. Ты испугалась приближающегося воя сирен, вырвалась и побежала, я растерялся вначале, но вновь перекинулся и догнал тебя. Я шел за тобой, потеряв счет дням, и все ждал, когда ты вернешься. Так прошел почти год. Ты привела меня сюда, тебе здесь понравилось, и я впервые рискнул тебя оставить. Не передать словами, чего мне это стоило. Сообщив о нашем местоположении, я вернулся, ты меня дождалась.

    Арман нашел нас первым. От него и узнал, что произошло после нашего исчезновения. На авиабазе, где ты так эмоционально прощалась с Арманом, у зверобоев был свой человек, он узнал его и услышал, как ты к нему обращаешься. Так они и нашли нас в Мишкольце, но только целью уже стала ты. Не знаю, как ты отнесешься к той новости, что почти всех зверобоев уничтожили, как и шестьсот лет назад – столь открытое нападение стало последней каплей в чаше терпения вожаков наших кланов. Знаю, как ты относишься к мести, но все равно рад, и стараюсь не жалеть, что не смог принять участия в охоте на зверобоев. Как и Арман, хотя у него и была такая возможность. Вначале он искал нас, потом, когда нашел, решил остаться. Даже дом построил недалеко от нашего логова, который нам вскоре очень пригодился.

    Я знал, что ты всегда негативно относилась к близости в звериных обличиях, не понимал этого, но принимал. Хотя ты сейчас и считаешь иначе. И знал, что о детях не готова была даже говорить. Но что мне оставалось, когда вновь пришло время для зова? Вот так через восемь месяцев ты и родила двух котят. Я и не думал, что столь знаменательное событие сделает меня невероятно счастливым и безмерно несчастным. Я боялся за наших сыновей, но все обошлось, в три месяца они перекинулись впервые. Ты так их любишь, ты смогла их отпустить, поняла, что они не должны так жить. Иногда ты ведешь себя как человек, но тебя все равно нет.

    Время идет, и надежды все меньше. Я хочу быть рядом с тобой, но уже не могу все время быть рядом, я нужен нашим сыновьям. И мне остается только верить, что ты не оставишь нас и, когда будешь готова, вернешься.

 

    Мне было больно, так больно, что из глаз брызнули слезы. Попыталась приподняться, чтобы сделать вдох, но как будто кто-то дернул за волосы. Я перекатилась на живот и с рычанием приподняла голову, и только после этого поняла, что сама же и придавила свои волосы. Я была одна в полумраке небольшой пещеры. Моей пещеры. Все здесь пахло мной, и лишь немного Мишей. Присутствовали и еще два запаха, незнакомые, но показавшиеся родными и опять стало больно в груди, и побежали успевшие высохнуть от мимолетного испуга слезы. Как же здесь холодно. По Мишиному запаху нашла небольшой сверток с уггами и теплым спортивным костюмом, они показались мне ледяными и немного влажными. Одеваясь, я без особого успеха пыталась прибрать отросшие волосы. Какой же они длины? Пещера была небольшой, не получалось выпрямиться во весь рост, чтобы определить их длину. Сколько же времени прошло?

    Застегнув толстовку и накинув капюшон, я выбралась из пещеры. На улице было намного холоднее, воздух искрился мельчайшими кристалликами снежинок, было тихо и как-то слишком ярко и пронзительно, и вновь побежали слезы. Я смахнула их рукавом и пошла по практически заметенной тропинке. Волосы отрасли ниже колен и путались под ногами, идти было неудобно, но и прибрать их желания не было. 

    Вскоре через деревья можно уже было разглядеть дом, точно такой же, какой я построила под Екатеринбургом, но место это другое. Хлопнула входная дверь. Я вначале увидела Мишу, и уже потом заметила несущихся ко мне мальчишек, таких же темненьких и кудрявых, как он. Они смеялись и выкрикивали:

  - Мама, мама вернулась…

    Я опустилась на колени, они налетели на меня и повалили в снег и все смеялись, а их возгласы становились все менее разборчивы. Подошел Миша и помог мне подняться, он так меня стиснул, что хрустнули ребра, и невозможно было даже вдохнуть.

  - Я скучал, - он отпустил меня и взглянул в глаза.

  - Прости, - он лишь качнул головой и взглянул на одного из мальчиков, явно собирающегося перекинуться от переполнявших его чувств. Нас окатило волной силы, и вот уже маленький барс пытается выпутаться из одежды. Мы со смехом стали ему помогать, и тут же перекинулся второй и почти сразу оба одновременно перекинулись обратно в детей.



Katerina Babushkina

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться