Ломбард Проклятых душ. Четвертая часть. Сибирская баллада

Размер шрифта: - +

Глава 8. Приглашение в Гибельозерск

Тем временем, пока Люда спорила с Кристиной, Евдокия увела Араика в уединённый сад на крыше больницы. Хорошо, что там никого не оказалось, и певицу никто не стал фотографировать. Может, никто не пришёл сюда, потому что погода выдалась прохладной, даже немного ветреной, а может, потому что уже стемнело. Девушка на случай, если у спутника возникли неправильные впечатления, решила их развеять. Но, как ни странно, юноша первый начал эту тему, попросив честно признаться, не Стеша ли передала ему цветы. Евдокия в душе даже малость оскорбилась: откуда у этой полугопницы деньги на настоящие, не искусственные, розы?! И звезда ответила, что букет – не подарок Морозовой и, чтобы уйти от этой беседы, сказала, что знает, почему Араик тут, что в него стреляли. Молодые люди прохаживались между хилыми кустиками, и Тюльпанова поймала себя на мысли, что такой сад очень актуален для больницы: скудная флора очень хорошо вписывалась сюда.

         Цветы в руках Араика источали приятный аромат, и тот сопровождал их, как шлейф дорогих духов. По крайней мере, так казалось Дуне. Девушка остановилась, чтобы спросить спутника, не холодно ли ему. Как раз усилился ветер. Юноша сознался, что немного холодно, но от её пиджака отказался.

−    Какой же ты упрямый, - улыбнулась Тюльпанова и всё же, несмотря на милые протесты Араика, сняла свой жакет и накинула бедняге на плечи.

        Берёзкин, взглянув на Дуню карими глазами и лишь тихо поблагодарил. Налетевший ветерок чуть развеял тёмно-тёмно каштановые, почти чёрные волосы юноши.  Евдокии этот парень неожиданно показался таким красивым, хрупким, но отчаянно храбрым. «Наверное, он мог бы стать идеальной парой для этой Люды… - внезапно подумалось певице. - Он такой же смелый, как военная баба. Не побоялся ничего, чтобы спасти любимую! Чуть не умер ради Стеши. На всё пошёл ради неё, отважился пойти в логово гопницы, собственной насильницы… Как же ему духу-то хватило?! Он сильнее, чем кажется на первый взгляд». Девушка хотела озвучить эти мысли вслух, как вдруг услышала голос Димы. Молодые люди обернулись и увидели в дверях Криленкова. Парень улыбнулся и позвал их в больничное кафе.

       …В кафе они заняли самый дальний уголок. Официанты у Араика, как у пациента, спросили имя, чтобы не предлагать больному вредные блюда, но специального меню для раненого не оказалось. Друзья приглашали присоединиться к ним и Кристину, но та отказалась, постеснявшись.

         Дима, Анджей и Богдан укоряли Берёзкина в том, что он не сообщил им о своей беде. Тот попытался оправдаться тем, что ему неловко просить о помощи, но Криленков возразил, что так не годится. Как же интересно получилось: оба они теперь бывшие женихи одной и той же девушки. Сблизит ли их это обстоятельство?

−    Послушай, - сказал Митраша, - ты потерпи пока, пожалуйста. Мы с Богдашей и Анджеюшкой сейчас поедем в Гибельбург по делам мюзикла и…

        При этих словах Митьки сердце Петровой подскочило, и дальше Люда не слушала. Они собрались искать Ломбард под предлогом мюзикла?! Или, и правда, у артистов туда командировка? Тогда при чём тут Димины друзья, Анджей и Богдан, не они же будут играть в этом спектакле?!

−    Да, а я остаюсь, - вдруг, улыбнувшись, добавила Тюльпанова.

      «А она остаётся?! – поразилась про себя Людмила. - Как так?! Анджей и Богдан, что не имеют никакого отношения, едут, а она, исполнительница главной женской роли – нет?!».

−    Ты чего? – спросил у Петровой шёпотом Анджей, поняв по виду, что она удивлена. Люда смекнула чего-то, не стала отвечать другу детства, а вместо этого, сбросив оцепенение, улыбнулась Берёзкину:

−    И я тоже поеду, наверное. Защищать их буду. К тому же, если что, то для местных пациентов, мы с тобой двоюродные брат и сестра.

         Юноша удивился и ответил, что они об этом уже говорили.

−    Ты чего не слушаешь? – спросила Дуня.

−    Простите, я пропустила мимо ушей. Задумалась, наверное, в тот момент.

          Евдокия как-то лукаво взглянула на Берёзкина и незаметно для Петровой одним лишь взглядом указала Араику на военную, мол, присмотрись: какая девушка хорошая. Араик быстро спрятал глаза… Почему-то юноше это не понравилось. Сразу же всё поняв, на душе у сына Чарльза стало неприятно. Тюльпанова ведь почти не знала Анджея и, конечно же, даже не догадывалась, кого тот любит, потому Дуня искренне полагала, что сделает только лучше, подтолкнув племянника Зухры и эту военную друг к другу. Ведь, по её мнению, доблестная защитница отечества и этот отчаянно смелый юноша так похожи, и они станут идеальной парой. Араик же гневался про себя на певицу: «Она бы меня ещё за Валю сосватала! Я прекрасно понял, что у Люды и Анджея любовь, увидев на бале-маскараде, что она и на шаг от него не отходила!». Берёзкин и так невольно встал между Стешей и Димой, встревать между другими влюблёнными, совершенно не хотелось! 

А эта Дуня, и правда, ещё бы с Валей решила свести Араика! Бедному юноше больше всех из этих троих новых знакомых парней нравился Богдан. Как-то Гадетский казался мягче… К нему измученный страданиями Араик тянулся сильнее всего.

Они даже внешне чем-то были похожи: оба темноволосые, и с локонами. Одного звали Араиком, в честь куклы, а другого из-за внешности иногда сравнивали с этим пластмассовым красавцем. Но Берёзкин красив прелестной красотой, а Богдан – величественной, идеальной и модной.

−    Надеюсь, мы вернёмся до Нового Года, - с улыбкой сказал Дима, и это почему-то вернуло в реальность сына Златы и Чарльза.



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться