Ломбард Проклятых душ. Четвертая часть. Сибирская баллада

Размер шрифта: - +

Глава 18 Ведерко с песком

 

−    Что?! Скорее-скорее! – Лысая подбежала к Араику, и знаком велела Клопу спрятать гостя в шкаф.

Товарка так и сделала, спрятавшись вместе с возлюбленным своей подруги в большом шкафу-купе, который сейчас пустовал, благо там хранится рабочая форма, в которую ещё утром все оделись.

Меж тем в узкую щёлку Араик взглянул на то, что происходит в автомастерской: и правда, развязным шагом туда вошла его невеста и тут же направилась к Соньке Лысой. Сердце несчастного стучало в груди – почему-то юноша не доверял Клопу, вдруг девке придёт в голову выдать несчастного. Внезапно, Берёзкин почувствовал, что девка…гладит его по талии, переходя к бёдрам! Стало противно, захотелось дать нахалке пощёчину и наорать, но бедняга быстро понял, что деваться ему некуда, если Аглашка узнает, что жених тут, то прибьёт наречённого на месте.

А ничего не подозревающая его будущая жена заявила хозяйке автомойки:

−    Ты опухла совсем? С какого перепугу ты нарушила границы моего района?!

−    Ты офонарела, овца?! С какой стати Регинка Черномазая ограбила мою соседку? На простых людей наши правила не распространяются: где хотят, там и ходят!

−    Регинка тоже делает, что хочет – имеет право!

−    Пошла…!

Тут последовал отборный мат, и конечно же, Волчара в долгу не осталась, ответив так же эмоционально на том же «языке».

−    Где твоя Регинка?! – наскакивали на гостью товарки Соньки. - Где? Чего это она сама не пришла?! Какого хрена ты сюда припёрлась? Ты её адвакатишка?! - конечно же, это было сказано не совсем так, а грязными ругательствами, с матом через каждое слово.

−    Пошла вон! – орала Лысая, конечно же, разбавляя речь отборным матом. - Пусть твоя дрянь сюда сама приходит, ясно тебе, лохушка?!

−    Я-то уйду! Вам повезло, что скоро я свяжу себя узами брака, и у меня по этому поводу много дел, а то бы с удовольствием потолковала с тобой ещё, Лысая!

−    Проваливай! И чтобы соплей твоих тут больше не было, чмошница!

Пригрозив на прощание скорой расплатой, Аглашка Волчара своей развязной походочкой убралась восвояси. Вслед за гопницей направилось несколько девах из банды конкурентки, проследить, чтобы врагиня ушла далеко. Минуты через три, поняв, что можно вылезти из шкафа, Араик выскочил из него, вслед за ним – Клоп. Юноша тут же, обозвав Олеську хамкой, влепил наглой бабе пощёчину.

Увидав это, Сонька сразу же всё поняла и вскинула пистолет.

−    Руки распускаешь? – скорее сказала, чем спросила главарша банды. - Нельзя трогать моих парней…

−    Сонька, да не твой он!

−    Мне всё равно, что ты думаешь…

Поняв, что та хочет сделать, Араик побледнел и уже пожалел, что влепил Клопу пощёчину.

−    Сонечка, не надо! – воскликнул юноша. - Не надо!

Но та выстрелила: пули прошли, конечно же, мимо товарки, угодив в шкаф. Лысая никого не хотела убивать, только припугнуть. 

−    Поехали, я подвезу тебя до дома!

−    Нет, что ты?! А вдруг Аглашка увидит?

−    Не увидит: она пошла в другую сторону. Тем более вот, - Сонька кинула парню халат с капюшоном: не узнают. И ещё, - гопница протянула Берёзкину пистолет: - Держи! Как и обещала! Патрона там одна. Учти. И она должна достаться Аглашке.

Опасливо приняв оружие, несчастный, чуть не заплакав, только кивнул. Араик не собирался убивать невесту, намереваясь сегодня же вечером убежать из дома и спрятаться в одном укромном месте, дабы там застрелиться. 

После пережитого ужаса в виде выстрелов юношу трясло от шока, и бедняга, сам понимая, что не надо соглашаться на услугу Лысой, чтобы та подвезла его, всё же согласился. У Соньки имелась развалюха-машина, иномарка с Эккены (а ценятся отечественные машины), но они решили, что безопасней будет мопед.  Со скрытым омерзением накинув грязный, противный халат, Араик сел позади девки. 

Предводительница шпаны и её пассажир подъехали к подъезду дома. Как всегда, на лавочке собрались дедульки, которые кормили голубей и следили за внуками, что играли в песочнице. На другой стороне улицы на светофоре стоял Берёзкин-старший. Услышав звук мотора, оглядевшись, мужчина увидел, что приехала гопница с каким-то юношей, в котором тут же узнал своего сына! 

Меж тем, заметив, что приехал отпрыск «Златки с седьмого этажа», дедушки начали шептаться: «проститут!». Оглядевшись, поняв, что рядом нет товарок невесты, Араик поблагодарил Соньку, снял халат, отдал ей и распрощался с Лысой. Юноша хотел отправиться домой, как к нему подбежала девочка лет шести, с ведёрком, и заявила:

−    На тебе песочка! Куда насыпать? 

−    Зачем?!

−    Может, песок добавит грузу, и твоё поведение станет более тяжёлым! Ты ведь – шлюха?! А что такое «шлюха»?!

−    Знаешь, что девочка?! Я тебе завещаю книжку: «Культурное общение» называется! Тебе пригодится!

−    Араик! – внезапно раздался голос Чарльза Никитича. - Ах, ты скотина! Что ты со мной делаешь, тварь?! Своей невесте опять изменяешь?!

Прохожие, детки и их дедушки на лавочке тут же навострили ушки, а Берёзкин на виду у всех, браня сына отборным матом, схватил непутёвого отпрыска за руку и потащил домой.



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться