Ломбард Проклятых душ. Четвертая часть. Сибирская баллада

Размер шрифта: - +

Глава 28. Мертвая любовь

 

 

Меж тем Стеша лежала в больнице в травматологическом отделении. Волчара тоже находилась там, только в другой палате. Гопница отделалась ушибами, ссадинами и царапинами, когда они с соперницей кубарем скатились по ступеням. А Морозовой повезло меньше: у бедняги обнаружили сотрясение мозга, ушиб спины, разрыв связок в локте и кучу других менее серьёзных «болячек». К счастью, ничего смертельного и опасного, но и приятного мало.

В какой раз от обезболивающего несчастная заснула и в какой раз увидела в полубредовом сне Араика. Как всегда, она звала его по имени, а тот исчезал. А что потом? А потом ей вспоминался договор с Тюльпановой, и появлялся образ бывшего жениха. «Дима!» - она срывалась и кидалась к юноше, но на пути возникала Дуня, прося вспомнить о данной клятве. И бедная Морозова понимала в тот же миг, что потеряла Митеньку, потеряла навсегда. 

Стеша открыла глаза, и увидела взволнованное лицо отца.

−    Папочка…

−    Доченька… Какое же счастье! Ещё хорошо, что таким образом закончилась ваша затея, ведь могло бы быть и хуже! Милая, ну, зачем, зачем ты туда пошла? 

В этот момент в палату вошла и Анжелика Григорьевна, и дочка улыбнулась маме. 

 

−    Стешенька, - прошептал отец, - кровиночка наша родная… Мы чуть с ума не сошли, когда нам сообщили. Ну, зачем? Зачем ты заявилась на их Торжество Бытавухи? 

−    Как я могла оставить его в беде? Как же могла допустить такое? – заплакала Степанида. - Я не могла отдать его в лапы этой гопницы. Где он? 

−    Не знаем, - проговорил Аркадий Валерьевич.

−    Узнайте!

−    Мы с мамой ушам своим не поверили, когда нам об этом всём сообщили. Дочка, ну, зачем ты туда сунулась? Надо было полицию вызвать! Зачем вы с Гулей туда сунулись одни? Да и ещё ввязали, оказывается, эту певицу?

−    Да, зачем? – поддержала мужа Анжелика Григорьевна. - Зачем? Ты ведь не любишь его? Или любишь?

−    Я и сама уже не знаю, кого люблю из них: Диму или Араика, - усталым голосом ответила Стеша, - но буду я с Араиком… 

Родители покачали головами. Им нравился Берёзкин. Может, и сильнее чем Дима. Но Аркадию и Анжелике совсем не хотелось, чтобы дочка вопреки своей воле оставалась с тем, кого не любит как мужчину. 

Криленков, конечно, хороший юноша. Это несомненно. И не состоявшемуся зятю Морозовы-старшие тоже симпатизировали, но им было проще и уютнее с более похожим на них самих Араиком. Плюс ко всему Митенька после всего того, что случилось с бедняжкой, немного изменился, став серьёзнее и…холоднее. По крайней мере, так думали Анжелика и Аркадий. Но если дочка любит Диму, а не своего «подкрылыша», то кто они такие, чтобы запрещать девочке любить бывшего жениха? 

Родители, задумавшись, замолчали. В палате настала тишина, и Стеша почувствовала, что глаза слипаются. Не в силах бороться с дремотой, бедняга, измученная и не отдохнувшая, уснула… 

 

* * *

        Если запретным плодом становится любовь, что может быть больнее? Быть может, и любовь к Араику возникла в ту секунду, когда Зухра попросила подчинённую забыть её племянника? Быть может, и сам Араик влюбился в Волчару, потому что такая любовь, к гопнице, к вконец асоциальному элементу, казалась мальчику запретной? Плод никогда не будет поистине сладким, пока не станет запретным. Человеческая природа всегда стремится к «Да», а сама мечтает о «Нет»… 

       Вся соль жизнь в отрицании, в негативе. Потому что и жизнь – одно сплошное дерьмо. 

 

* * *

Тем временем в далёком Гибельбурге Димочка поддался на уговоры одного из лучших друзей, согласившись отпустить его с Кареном «на встречу с призраками». С ними пошла ни Катя, которая почему-то всегда сопровождала юношей, а Люда. Богдан и Митенька остались в лагере помогать другим девушкам с ужином.

Петрова шла чуть позади, чтобы в случае чего защитить мальчиков со спин. Если кто-то решит напасть на них спереди, отважная защитница тоже сразу же это заметит. Но вокруг стояла тишина. Даже бомжих нигде не было. Постепенно начало смеркаться. Люда немного успокоилась. Затея любимого совершенно не нравилась девушке не потому, что считала её опасной, а потому что не верила ни в каких призраков. И даже тот факт, что сама видела обитателей потустороннего мира, военную не умолил. Конечно, она тогда перепугалась, но позже, успокоившись, решила, что всё это только показалось ей. Наверняка, в этом городе какая-то иная атмосфера, и фантомы, наверняка, можно объяснить с научной точки зрения.  Может, это - временной мираж какой-нибудь, возникший из-за какого-нибудь магнитного поля. Возможно ли такое, появляются ли по этой причине миражи, Люда не знала, да и не хотела размышлять на эту тему. Петрова – военная, а ни учёная! В общем, ни в какие фантомы дочь матриархата не верит, ни в какой Ломбард с мистической точки зрения – тоже. И здесь девушка только потому, что в это верят враги Родины, а значит, нужно опередить мерзавцев.

         Ребёнок тоже играет с зажигалкой, веря, что это – джин в такой своеобразной лампе. Если это не безобидный дух, исполняющий желания, то это не значит, что не надо отнимать опасную «игрушку» у неразумного дитя! Так и тут: если нормальные, цивилизованные, современные люди понимают, что нет в каменных статуэтках проклятых душ, то это не значит, что нужно наплевать и позволить глупым, видимо, малообразованным, инопланетянам добывать эти безделушки. 



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться