Ломбард Проклятых душ. Четвертая часть. Сибирская баллада

Размер шрифта: - +

Глава 51. Пока погода пасмурна

Сима и Гера дождались в тот день Люды и, отведя девушку далеко от лагеря, чтобы никто не услышал, поведали о том, что видели и слышали у околицы. Военная пришла в ужас.

−    Гена тут?! Как он выглядел? Может, ошибка?

Женщины описали юношу и, Петрова поняла, что они видели именно её парня.

−    Значит, он тут, - бедняга низко опустила голову.

Сима и Гера спросили, правильно ли они понимают, что та любит Анджея, но совершила ошибку, предложив другому быть её юношей. Она воссоединилась с любовью истинной, как вдруг приезжает официальный молодой человек. Петрова согласно кивнула и тут же заверила, что писала Гене, признавалась во всём, просила прощения, но он не отвечал.

−    Значит, теперь придётся признаться во всём ещё раз, только теперь Анджею, - сказала Гертруда.

−    Да, наверное, нет другого выхода, - согласилась Сима, - но ты, Людик, сама смотри. Не подумай, что мы настаиваем – наше-то какое дело? Просто решили предупредить.

−    Я понимаю. Спасибо вам.

Петрова обернулась на лагерь и увидела, как Анджей, Богдан и Дима смеются над чем-то, и глаза девушки защипало от слёз. Он кое-как простил её за то, что она разлучила его с родителями, и теперь новый удар со стороны любимой?

Вселенная так тесна! Кто бы мог подумать, что Гена – сын одной из начальниц Даши? Кто мог ожидать, что он не простой юноша, что он сын самой подполковника Аудации Си-Зэт-5?! Кто она, Петрова, по сравнению с герцогиней Новой Венеры?! Да никто! Эта Женщина раздавит девчонку в два счёта, и покатятся все мечты к чёрту! Карьера вся разрушится!

−    Пока погода пасмурна, они не приедут… - прошептала Люда…

Девушка, поблагодарив тётушек-бомжих и позвав с собой, уныло поплелась в лагерь. Ничего хорошего ожидать не приходилось. Нэрва оказалась права! А может, принцесса и знала, что Гена со своей матерью едут сюда, или догадывалась об этом, и потому посоветовала уезжать? Ну, что, нельзя было сказать прямо?! Надо было намёками, как мальчишка?!

Людмила прошла в лагерь и села у костра. Увидав Арину, она вспомнила, что та приехала, и это отвлекло от грустных мыслей. Гостью приняли хорошо. Даже Люда, которая помнила, что на Торжество Бытавухи Даши и Рика байкерша приехала за Анджеем, и что, и на Арвиане эти двое дружили. Девушка отказалась жить с ними в лагере, чтобы не стеснять, и решила разбить свой поблизости. Но друзья заверили, что рады, и что ничего страшного, если они чуток расширятся. Гостья сказала, то поставит палатку, которую взяла с собой. Они смеялись, и лишь на душе у Люды было неспокойно. Она боялась. Боялась поговорить с Анджеем. Такое любимый ей не простит. Юноша отвергнет Петрову.

Неожиданно мысли Людмилы прервал короткий перезвон мобильника, и, вздрогнув, подумав, что это Гена, вытащила телефон из кармана куртки.

Но это было от Даши… И то, что девушка прочитала, просто не давало поверить глазам:

«Ты чего это с ума сошла?! Что там за слухи ходят, что ты одержима покойным принцем Кэйодом?! Как ты вообще могла, ты мне скажи?! Предательница! Он был женихом моей подруги! Вот подстава-то, так подстава! Ты знаешь, что я дружу с Нэрвой, что я люблю Новую Венеру, и имела наглость влюбиться в её жениха, да и ещё не скрываешь, оказывается, этого! В Тмутаракань-на-Говнотечке ради него поехала, яблоко, как у него, хочешь! Не звони мне, я трубку всё равно не возьму! Ты – предательница! Я на тебя в обиде!».

−    Что это ещё такое…? -  пробормотала Люда, глазам своим не веря, и почувствовала, что волна негодования поднимется в душе всё выше и выше. - Да что она себе возомнила?!

Соскочив со стула, который от такой резкости зашатался и упал, девушка кинулась из лагеря. Зная, что Даша не ответит, она всё равно стала набирать подругу детства. Но та не взяла трубку, тогда, уже обозлённая донельзя, Люда написала:

«Имела смелость написать, имей смелость и ответить!». После чего снова начала набирать её номер, и на сей раз у Соколовой проснулась «смелость», девушка «ответила», рявкнув, что она, кажется, предупреждала не звонить.

−    Послушай, ты, - теряя терпение, просипела Людмила сквозь зубы, - да кто ты такая, чтобы меня в этом обвинять, а?! Коза ты драная! Ты и ногтя моего не стоишь, неудачница!

Такие слова больно ударили Дашу по чести, и девушка заявила, что неудачница из них двух – это она, Петрова; и что она, Даша, с гопниками в сибирской глуши сказочные истории не расследует, а с Наследницей дружит.

−    Так ты оболгала меня, чтобы выделяться?! – не веря своим ушам, возмущённо взревела Люда, и эхо пробежалось от рёва. - Так ты решила занять сторону более высокопоставленной бабы? Из нас двух ты выбрала ту, что более крутая, да? Да ты мне завидуешь! Ты всегда была влюблена в Анджея, думаешь, я этого не видела?!

−    У меня есть муж, и его я люблю! А ты – проститутка, раз с одним встречаешься, другого любишь, покойного жениха моей подруги, а с третьим же сидишь в Мухостранске, под тупым, идиотским предлогом, что ищешь яблоко. Да тебе просто смелости не хватает признаться Гене, что ты его не любишь, никогда не любила, и быть с ним не хочешь! И потому ты спряталась с Анджеем в этом колхозе, чтобы переждать бурю, сочинив ересь какую-то о яблоках! Была бы ты бабой, во всём честно призналась бы! А так ты – мужик какой-то! Сделала бы поступок, я бы тебя хоть как-то зауважала! Но думаю, тебе это не по зубам! И не смей мне говорить, кого я люблю. Я люблю Рика, и с ним счастлива в честном, порядочном, законном браке и не прусь по покойным кумирам, не встречаюсь с Геной, не прячусь по углам с Анджеем!



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться