Ломбард Проклятых душ. Четвертая часть. Сибирская баллада

Размер шрифта: - +

Глава 61. Праздник для одних, боль для других

 

Евдокия пришла в шок, узнав, что ее начальники решили усыновить ребенка, да и еще Араика! «Что это с ними?! Она же всегда говорила, что семьи не для шоуменов, что даже самые талантливые  портятся в творческом плане с появлением в их жизнях семей! И она же мне говорила, что он – быдло, а теперь сама же будет его матерью!» - изумлялась девушка. Тюльпанова приехала к ним в дом, а там была Стеша! И это ее тоже расстроило. Она очень рассердилась на бедного юношу, что в доме ее покровителей из-за него ее соперница! Морозова осталась, конечно же, на ужин. Девушка сидела рядом с Березкиным, и это успокаивало Дуню — быть может, уже скоро они объявят о своей помолвке, и путь к Диме навсегда станет свободным?! Королева нэо-бардовской песни очень на это надеялась, но она не догадывалась, что в Гибельбург к своему любимому приехала Арина, еще одна соперница, и что Криленков встретил ее с распростертыми объятиями! 

Хоть ужин и получился праздничным, на столе не стояло ни одной бутылки алкоголя, ведь и Дуня, и юноша из неблагополучных семей. Отметили они сладкой газировкой, которая в бокалах смотрелась, как самое настоящее шампанское, и ничуть, конечно же, не пожалели об этом.

Наиль, Араик, Стеша и Дуня еще сидели за столом, когда Евгения побежала звонить Дине Владимировне, чтобы та подготовила документы необходимые для усыновления. Нужно торопиться все обстряпать до того, как кто-то сообщит Чарльзу и Злате, или пока кто-то из юристов их не спросит, почему отказались от ребенка. 

- О! Араик, а почему бы тебе не позвонить папе или маме, и не спросить за что, они так с тобой?! – осенило вдруг Дуню. - Может, все можно исправить?

Лицо Наиля перекосилось от злости, и он погрозил подопечной кулаком, и хорошо, что юноша, который сидел рядом со своим будущим отцом, смотрел в этот момент на Тюльпанову, и не заметил этого. Стеша же, жуя салат, про себя смекнула, что она как раз-таки на всякий случай и попытается что-нибудь выяснить. 

- Ты думаешь?! – меж тем лицо потенциального сына Стрижевых озарила надежда. - Можно, наверное. Вы как думаете, Наиль Мунирович?

- Не лезь лучше пока к ним. Наверняка, они сейчас очень сердиты,  не станут с тобой говорить. Тем более дело сделано. 

- Вы так думаете?

Араик сразу поник. Как жаль, что ничего нельзя исправить, что невозможно повернуть время вспять, и что он не может изменить прошлое и не вести себя так ужасно, как вел! 

Дуня меж тем что-то заподозрила. «А не наведаться ли мне в ресторан к его тетке, и не разведать ли?». Наиль заметил, каким задумчивым, сосредоточенным взглядом девушка смотрит на его будущего сына, и что-то в нем вздрогнуло. Он догадался, что у нее на уме. Нет, нельзя этого допустить! Нельзя! «Как будто бы только Араик вел себя не очень красиво! Как будто бы родители сами-то ангелы сказочные! – возмущался про себя мужчина. - Они сами вели себя отвратительно! А виноват только он один! Нужно было заниматься, воспитывать, пока маленький был!».

  Наилю всегда, в отличии от Евгении, хотелось семью. Он мечтал о сыне, как будет расчесывать ему волосы перед сном, как будет наряжать  его в красивые одежды, как будет секретничать с ним о своем юношеском, как разделит первые печали и переживания от первой любви. Да, конечно, мужчине совсем не нравился способ, который выбрала жена, чтобы добиться своего, и в этом он ее совершенно не поддерживал, и мало того – до сих пор обижался. Но куда деваться, если дело сделано? Нужно стоять до конца и надеяться, что все обойдется. 

Евдокии Араик не нравился, совсем не нравился. Она даже в глубине души ревновала своих покровителей к нему. Ясень пень, что они будут относиться к нему, к приемному, но сыну, нежнее, чем к ней, к своей ученице! Она ведь им ни дочка, ни племянница, и даже не дальняя родственница. Юноша тоже, безусловно, не кровиночка, но все же Стрижевые согласны стать его матерью и отцом, а значит, как ни как, выделяют его из всех, и по-особому станут относиться, и, наверняка, его желания и потребности, для них станут превыше, чем ее, Дунины. Вот повезло так повезло! Мальчишка-дружок гопниц, муж шпановского полка,  заживет, как принц! Наверняка, как сыр в масле будет кататься! И никто ему пощечину не даст, грубого слова не скажет, ни одна девка не изнасилует, не обманет и не бросит, а то «папа с мамой» ей такое устроят, научат свободу любить!

Евдокия поежилась от собственных негативных чувств. Наиль спросил ее, не холодно ли, а то можно выключить кондиционер, но тогда исчезнет и легкий-легкий аромат сирени. Девушка помотала головой

Она смотрела на красивые, тонкие руки Араика, с музыкальными пальцами. Музыкальными… А вдруг его решат отправить по стопам не биологического «папы»? В душе девушки все заныло. Она подняла глаза выше и взглянула на его шею и плечи, на которые падали темно-темно каштановые волосы, крупными кудрями. Затем посмотрела на его глаза, длинные ресницы, красивые брови, губы, точенный нос, овал лица… Вот ведь красавец! Но чего-то в нем не хватало! Он, и в правду, казался хорошенькой куколкой, в честь которую и был назван. Араик производил детское впечатление, и Дуня удивлялась, чего это нашли в нем девки, которые дрались из-за него. Конечно, такие, значит, девки, что из-за такого, как он, готовы покалечить друг друга. Но ведь как-то они привлекались им, как мужчиной! Фуууу! Какая мерзость! Только извращенки на это способны! Тюльпанову аж всю передернуло! 

Неожиданно Араик поднял глаза и заметил, что Евдокия пристально его разглядывает. 

- Ты чего? – удивленно улыбнулся он, желая дать понять, что заметил. 

- Что? – вздрогнула девушка.

- Ты что так на меня смотришь? Спросить что-то…

- Больно ты мне нужен! – перебила девушка, оскорбившись до глубины души. 



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться