Ломбард Проклятых душ. Четвертая часть. Сибирская баллада

Размер шрифта: - +

Глава 73. Нервы и опасность

  

Утром прилетела Дуня. Она быстро нашла лагерь друзей Димы... Услышав, что Богдана и Валю еще не нашли, девушка пришла в шок. «Какой ужас! - подумалось ей. - И почему такие, как Богдаша, умирают, а такие сволочи, как Араик, живут?!». Тюльпанова предложила забрать их с собой, но Катя и Люда наотрез отказались, сказав, что, если придется, они и Новый Год тут встретят, но станут искать друзей.

- Но это невозможно! Простите, но их уже нет... Нужно смириться!

Тюльпанова хотела было остаться с ними, но ей нельзя было задерживаться. Она беспокоилась за Диму. 

Распрощавшись с королевой нэо-бардовской музыки, Люда и Катя, выпив кофе, решили продолжить поиски, как вдруг телефон у Петровой зазвенел. Как и ожидалось, это оказался Анджей. Девушка взяла трубку:

- Любовь моя...

Но ей ответил...истеричный голос...Элоизы:

- Он умер! И все из-за тебя!

- Что-о-о-о-о?! Откуда у вас его номер?! И так быстро!

- Доставили вместе с телом! У тебя, оказывается, жених был, а он не знал! Анджей, наш мальчик, в Северо-Туманнске узнал об этом, и наложил на себя руки, выпрыгнув из окна!

- Что-о-о-о-о?! Я вам не верю! - вскричала Люда. - Он улетел в Северо-Туманнск на вертолете. Да, он быстрый, все-таки современный, отечественный, а ни ваш эккеноский. Но все равно не успел бы Анджей, прилетев туда ночью, покончить собой! Не смогли бы вы настолько быстро получить его тело! Я не понимаю, зачем вы врете?! 

Через некоторое молчание, рыдая, Элоиза ответила:

- И тебе хватает совести обвинять меня во лжи...? Меня ту, что заменила тебе мать, вырастив на Арвиане? Тебе хватает наглости и цинизма обвинять меня после того, что ты сделала с моим мальчиком? Ты лишила меня сына! - голос ее сорвался на истеричный крик. - Ты! И только ты! Ты во всем виновата! Ты виновна в том, что у меня отняли моего мальчика! Что смерть его отняла! 

После чего раздался неразборчивый голос Александра, утешающий жену, и связь прервалась. Вернее, женщина «положила трубку». 

Люда, убирая смартфон в карман, шокировано взглянула на Катю... Девушка все поняла сразу... 

- Мне кажется, она врет... - сказала Гадетская, - хотя она орала так, что я даже слышала. И истерика ее была не поддельной... Но я не верю. Вчера утром, - да даже не утром, в полдень, - Анджей улетел в Северо-Туманнск. И, что же, там он успел узнать от кого-то про Гену, покончить собой, и его тело, которое, наверняка, еще в больнице пытались вернуть к жизни,  успели привезти на Арвиан?! Да это нереально! Врет она.

- Да, я тоже так думаю.

- Тем более, вспомни Араика... У него проблема всегда была — как бы собой покончить. Ведь в наше время, в наш сто пятый век, это сложно. Врачи спасают быстро и достаточно легко! 

- Точно! Если бы Анджей удачно сумел свети счеты с жизнью, то на это должно было  бы уйти очень долгое время.

- Позвони ему! 

Люда так и поступила, но телефон взял Александр, который раздраженно пообещал девушки фото мертвого тела сына и свидетельство о смерти. А напоследок сказал, что ему неудивительно, что она думает будто бы мало времени прошло, сидя в Гибельозёрске, в проклятом городе. 

Петрова растерялась. Ей, и впрямь, показалось, что все это — правда. Но Катя все равно не верила, и попробовала позвонить Арине, но ее телефон оказался отключен. Номера Тюльпановой ни у Гадетской, ни у ее подруги не имелось. 

- Люд, ничего... Думаю, наврали тебе Элоиза и Сашка этот. Вот сейчас Дуня приедет в Северо-Туманнск и, если что-то там случилось, она найдет способ как с нами связаться.

- Спасибо... Но мне странно, почему Арина не берет трубку.

Катя попыталась ее утешить, предположив, что, может, он у нее разрядился. Люда лишь растерянно кивнула и предложила подруге продолжить поиски Богдана и Вали. 

 

* * *

 

  Прибыв в Северо-Туманнск,  Дуня тут же отправилась в больницу к Диме. Он находился между жизнью и смертью. Местные врачи сказали, что нужно везти его срочно в столицу. Евдокия  побежала в комнату отдыха, чтобы позвать Арину и Анджея, но их там не оказалось. Номеров их у нее не имелось. Куда они пропали? Куда пошли?! Девушка, по-потихонечку начиная нервничать, подошла к окну и набрала начальнице собственной охраны и спросила не видела ли та друзей Митеньки, но она оказалась не в курсе. 

Как назло и телефона Димочки нет: он разбился на части. 

- Вот сволочи! - рассердилась Тюльпанова. - Митенька в таком тяжелом состоянии, а ни гулять пошли! И мы обязаны их теперь ждать?! Ничего подобного! Фигушки!

Хорошо, что никого не оказалось в комнате отдыха, а то подумали бы, что она сошла с ума, раз разговаривает сама с собой! Девушка снова позвонила телохранительницам и летчице, которые жили в отеле, и сказала, чтобы они приезжали в больницу, что времени у них нет ждать или искать «прохлаждающихся Анджею и Арину», что они летят в Эльмирград. 

 

* * * 

Араик меж тем до сих пор пребывал в шоке от случившегося. Что это вообще было? Зачем это все нужно подопечной Стрижевых? Неужели ей так хотелось самой стать их дочерью?! О том, что произошло в Гибельбурге, не знал ни он, ни его приемные родители. 

Юноша сидел в гостиной и задумчиво смотрел на огонь в камине, как сверкают искорки, потухая на темном фоне. Поленья становились пурпурными, и словно бы даже прозрачными, а белая зола казалась облаками на закате солнца на Новой Венере. Камин в этой комнате Араику  почему-то  нравился больше, чем в каминном зале. И даже это место, можно сказать, стало у него любимым в этом чужом для него доме. 

      Неожиданно зашла приемная мать собственной персоной. Она выглядела очень взволнованной. Обратившись к сыну по имени, Евгения Александровна сказала:



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться