London inside

Размер шрифта: - +

Глава 3. Серый это не черный

POV Ольга
Так катастрофично начавшийся день приобрел неожиданно другой окрас, но по-прежнему оставался уныло-серым. Серый это не черный, а какое-то странное переходное состояние. Компания Джеральда оказалась приятной и весьма к месту. Он умело переводил мои мысли от насущных проблем в более безопасное направление, так что почти не хотелось убивать. К тому же прогулки с симпатичным англичанином прельщали гораздо больше ожидания в аэропорту своего рейса, которой неизвестно когда будет. Обратный купленный билет у меня только через десять дней, но данный факт никак не менял планов улететь домой при первой возможности. 
Одна прогулка с парнем, которого знаешь от силы часа три, не исключает того, что я только что осталась в дураках и не понимала, что делать дальше с собственной жизнью. Картина маслом: «Оля у разбитого корыта». 
Я всеми силами старалась не думать об утреннем инциденте, сосредоточившись на нашем общении, но порой мысли возвращались к Комолову сами собой. Семь чертовых лет я потратила на планирование этой чертовой свадьбы! С тех пор как мне стукнуло тринадцать, я мечтала об этом дне, продумав все до мелочей. Что теперь сказать родителям? Мама, папа, ваша дочь передумала, хотя за все давно уплачено?! Почему- то признаваться в том, что жених живет с другой девицей в твое отсутствие, совершенно не хотелось, даже самой себе. Это словно признать собственную несостоятельность как женщины. 
Рациональная часть меня, трезво мыслящая головой, отлично понимала, почему все обернулось, как обернулось, а другая более отчаянная собиралась рыдать и топать ножками. Хотя, нет, рыдать тоже не хотелось… Я не чувствовала в себе нужного количества горя и страданий, от того что любовь всей жизни рассыпалась на атомы. Скорей бесила ситуация, в которой я выгладила как-то совсем глупо: приперлась к нему, не предупредив, да еще и чушь несла несусветную. Нет, чтобы выложить все как на духу! Больше никаких сюрпризов!
Вот, прилечу я сегодня или завтра домой... Что дальше? Отменять свадьбу с ходу? Прятаться дома все десять дней, чтобы никто ничего не узнал? Но ведь мама придет цветы полить, и тогда будет вдвойне стыдно. Или кто-то Стасу позвонит? Отец уже купил билеты, чтобы присутствовать на церемонии. Скандала наверняка не избежать: сначала родитель будет долго учить нас жизни, потом убьет, затем оживит, и снова будет давать назидания, пока не захочется пустить себе пулю в лоб или пожениться. 
Джеральд  что-то рассказывал, я улыбалась в ответ, но мысли были снова где-то далеко.  Мое тщедушное тельце чуть не осталось лежать на лондонском тротуаре, если б спутник не схватил меня за шкирку как котенка, а потом настойчиво взял за руку, боясь повторения недавних пируэтов. Было неловко. Неподалеку стояли девочки школьного возраста и показывали на нас пальцем, что выглядело странно. Видимо кто-то из них смотрел «Любовь убивает» гораздо внимательней меня, а может они обсуждали что-то свое и мы случайно попали в их поле зрения. Мой спутник словно не заметил происходящего, продолжая везти меня куда-то в противоположную сторону, смешиваясь с уличным потоком.
- Я же говорила, что девочки тебя любят, - весело проговорила я, когда мы зашли за угол, и он немного снизил темп, все еще не выпуская моей руки. – У тебя мания преследования? Ты всегда так сбегаешь от поклонниц?  
- Нет никакой мании, и поклонниц у меня тоже нет, - Джеральд внимательно посмотрел на меня слишком серьезным взглядом. 
Ему веры нет, но скромность украшает юношу.
- И часто тебя узнают на улицах? – полюбопытствовала я, смотря на него снизу вверх, пытаясь понять причину такой реакции. 
– Ты о чем? Нет, практически никогда. Иногда расспрашивают про что-то, в основном задают глупые вопросы встречал ли я кого-то более известного. Как правило, я более вежлив, но сейчас мне просто этого не нужно. Не сейчас, - четко повторил он. 
Я крепче сжала его руку:
- Это странно. Прости.
Англичанин засмеялся и покачал головой:
- Ни у тебя одной подобное мнение. 
До машины мы добрались за несколько минут, при этом никуда не торопясь, я аккуратно вывернула свою ладонь из его, стараясь не смотреть больше в глаза: 
– Мне пора в аэропорт. Спасибо за этот день, все благодаря тебе. Ты практически не дал катастрофе расползтись до размера апокалипсиса. Это я о себе. Можешь посадить меня в метро и помахать рукой на прощанье. Это больше чем много.
Неожиданно стало как-то тоскливо от того, что мы никогда не встретимся вновь. В другой ситуации между нами могло быть все совсем иначе, возможно, я бы даже немного в него влюбилась. Когда семь лет из двадцати ты встречаешься с одним человеком, представить кого-то другого рядом с собой крайне сложно. У меня не было парня кроме Комолова, а сейчас я осталась одна, как рыба без воды, и это пугало. Может быть в следующей жизни?
Джеральд отключил сигнализацию и открыл передо мной дверь пассажирского места. Никогда не привыкну к правостороннему движению.
- Я сам отвезу тебя. 
Предложение было более чем лестно, но я и так отняла у него большую часть дня. Не хотелось быть слишком навязчивой, мы ведь просто случайные знакомые. Я слегка нахмурилась:
- Спасибо, я, как приличная девушка, должна была бы отказаться но, тем не менее, согласна. С моим топографическим кретинизмом добираться из одного конца города в другой достаточно проблематично. 
Двигатель завелся в пол оборота, мотор глухо заработал. Отвернувшись от своего провожатого, разглядывала улицы Лондона в свете фонарей. Сейчас конец января и темнело довольно рано, даже в Лондоне. Стараясь не задеть соседние машины, Джеральд осторожно вырулил с парковки.
 Всю дорогу до аэропорта мы молчали, каждый из нас был полностью погружен в свои мысли. Тишина не угнетала, скорей казалось естественной.
- Я тоже запомню этот день. Ты… ты хороший собеседник, – первый начал разговор англичанин, я кожей буквально чувствовала его неловкость.
Странно прощаться с человеком, которого практически не знаешь. Что надо сказать в таких случаях? До свидания? Так мы никогда не увидимся снова. «Прощай» звучит слишком пафосно, а «пока» как-то глупо.
- Спасибо, ты хороший гид. - Я смущенно опустила глаза, наблюдая за ним из-под опущенных ресниц, не зная, что еще добавить.  
Джеральд припарковал машину на автомобильной стоянке в аэропорту Хитроу. Мы снова замолчали, никто не решался вылезти первым. 
- Мне пора.
Я вышла из машины, прихватив сумку, водитель следом за мной. И снова эта неловкость между нами, которой не было еще недавно. Пошел мелкий снег, падая нам на головы белой крупой, хотелось телепортироваться прямо под одеяло.
- Провожу тебя. Вдруг не удастся сразу поменять билет или у тебя будет несколько часов до отлета. Не хочу, чтобы ты одна сидела в зале ожидания...
Меня передернуло от холода и неловкости:
- Очень мило с твоей стороны, но не надо, Джеральд. Я и так отвлекла тебя от более важных дел, чем возня с потерявшейся горе-туристкой. В зале ожидания меня никто не украдет. Было безумно приятно познакомиться. 
Я улыбнулась, мысленно прикидывая, что буду делать, если не будет рейсов или билетов на ближайшее время. Как вариант лететь транзитом или навестить брата в Кракове, уже оттуда сесть на автобус или… Не важно, в любом случае не было никакого смысла в моей дальнейшем пребывании в Лондоне. 
- Если б у меня было больше времени, то я бы начал ухлестывать за тобой, – засмеялся парень, переминаясь с ноги на ногу, стряхивая снежинки с моих волос легким движением руки.
- Ты приударил бы за мной? – я покачала головой, смеясь в ответ. – Нет, у тебя бы ничего не вышло! 
- Почему? – удивился англичанин, слегка приподняв брови.  
- Не обижайся, но ты хоть и красавчик, но не в моем вкусе, - совершенно нагло соврала я, желая не оставлять недосказанности между нами. 
- Да? – переспросил Джеральд, буквально нависая надо мной, так что я снова чувствовала себя бесконечно карликовой. – А если проверить? – его голос звучал крайне самоуверенно, что нельзя было усомниться в сказанном.
Где-то в груди словно образовался тугой ком, чувство, словно на сердце повесили гирю. Я сделала полшага назад, но уперлась в дверцу его автомобиля, кажется, испачкав пальто. Мозг лихорадочно работал, понимая, что должно произойти, и всячески противился этому, сердце стучало в груди как сумасшедшее. Парень, воспользовавшись моей рассеянностью, наклонился и коснулся холодных губ своими. Поцелуй вышел недолгим, резко придя в себя, я оттолкнула его от себя. Почти получилось, учитывая нашу разность в росте и весовой категории… 
- Прощай, - зло бросила я ему, чувствуя как тело начало трясти мелкой дрожью, то ли от холода, то ли от переизбытка эмоций.  Быстро развернувшись, буквально побежала в противоположную сторону. Черт, это же просто поцелуй! Слишком много событий за один короткий день. Очень жаль, что я не умею телепортироваться! Растворится в воздухе, было бы сейчас очень кстати.
Через несколько секунд, видимо тоже опомнившись, Джеральд догнал меня, схватив за руку:
- Подожди, Ольга! – Я без особых усилий вырвалась и пошла дальше, не обращая внимания, а попросту игнорируя его окрик: – Подожди! – Англичанин снова настиг меня, развернув лицом к себе, так словно я вообще ничего не весила. – Прости меня…. Не надо так. 
Я нахмурилась, не глядя ему в глаза и не понимая как вести себя в данной ситуации. Мы толком не знакомы, просто провели какое-то время вместе, даже не любовники. 
- Пожалуйста, я не хотел тебя обидеть. Не хочу, чтобы мы с тобой расставались так. По правде говоря, я вообще не хочу, чтобы мы расставались. Весь день искал всевозможные поводы, чтобы ты осталась в Лондоне хотя бы еще ненадолго... - Наши взгляды встретились, и что-то в его лице заставило меня сменить гнев на милость. Было видно, что он обескуражен всем не меньше меня. - Ничего умней, чем похитить тебя в голову не пришло, прости, - он примирительно развел руками.
Я старалась сдержать улыбку на лице, придавая ему строгий вид:
- Что ты из себя возомнил?! По-моему, я не давала повода так вести себя со мной. Тоже мне звезда больших и малых…- последнюю фразу я произнесла по-русски, не зная, что добавить, английские слова буквально вылетели из головы. 
 И тут он снова поцеловал меня, так что уже нельзя было сопротивляться, его руки крепко прижимали мое трясущееся тело к себе. Кажется, даже земля ушла из под ног, сердце готово было выскочить из груди. Его губы были мягкими, умелыми и настойчивыми, но совершенно не хотелось сравнивать этот поцелуй с предыдущим опытом, потому что такого урагана внутри у меня не бушевало очень давно. В голове снова что-то снова щелкнуло, и я вновь оттолкнула его, пытаясь выровнять дыхание. 
На лице Джеральда играла самодовольная усмешка:
- Я все еще не в твоем вкусе? 
Мое лицо скривилось: 
- Я не меняю свое решение из-за пары поцелуев. 
- Это можно исправить...  - прошептал он где-то в районе моего лица, ломая последние преграды в голове. 
Мы неспешно целовались на автомобильной парковке Хитроу, наплевав на снег и холод, как подростки, которым некуда пойти. Оторваться друг от друга заставил автомобильный гудок, повествующий о том, что в этом мире есть другие люди, и наши поцелуи мешают кому-то припарковать машину. Джеральд взял меня за руку и отвел в сторону, давая «лексусу» проехать. А потом вдвоем рассмеялись, скидывая напряжение.
- Где твой багаж? – спросил он, убирая мою выбившуюся прядь за ухо, мимолетно целуя куда-то в нос. Ей, богу, как два подростка!
- Ты решил меня еще и ограбить? – усмехнулась я, пряча лицо на его груди, потому что щеки пылали от мороза и поцелуев. – В камере хранения, конечно. У чемодана сломалось колесо, не стала тащить сразу. Не ошиблась, как видишь. 
- Пойдем, заберем, - скомандовал англичанин, направляясь к входу в терминал. 
- А билет? Надо поменять его. – Я едва поспевала за его широким шагом, не отпуская руки.
- Сейчас ты остаешься со мной и улетишь согласно купленному заранее билету, - просто, но между тем настойчиво ответил Джеральд. 
Я резко остановилась и внимательно заглянула ему в глаза, не совсем осознавая, что все происходящее реальность. Словно фильм какой-то смотрю, а в главной роли кто-то очень похожий на меня, но точно ни я.  
- Что?! 
- Я сказал, что ты остаешься. Ничего менять не надо, у тебя есть билет, по нему и улетишь. – Самый-наглый-тип-в-мире слегка улыбнулся, беря мое лицо в свои ладони, заглядывая прямо в глаза. – Пожалуйста, Ольга, останься в Лондоне. Мы найдем тебе номер в отеле или еще что-нибудь придумаем, на улице ночевать не будешь, поверь.
Я задохнулась ни то от возмущения, ни то от страха неизбежного, словно собиралась спрыгнуть с обрыва: 
- Ты самый наглый тип из всех, что я когда-либо встречала! Какого черта ты решаешь за меня?! Мы знакомы всего несколько часов, а ты уже пытаешься мной командовать! Типичный мужчина, – я была упрямой, но кажется и Джеральд не собирался сдаваться без боя.
Он покачал головой:
- Ты красивая, когда злишься.
- Лесть не поможет. Я все время красивая. 
- Послушай меня, Ольга, ты можешь улететь сегодня и вспоминать о нашей встрече как о чем-то мимолетно-приятном. Веришь в судьбу? Сегодня утром я заметил тебя сразу, как только ты вошла в тот ужасный паб, и показалась мне настолько необыкновенной, что непременно захотелось познакомиться с тобой. Я так не знакомился с девушками лет с шестнадцати. - Парень замолчал, наблюдая за моей реакцией. 
Я поджала нижнюю губу, не решаясь признаться себе, что почти готова согласиться с ним, его слова льстили даже больше чем должны. Этот как вывесить белый флаг над крепостью даже без боя. Слишком быстро для случайного знакомства, даже для курортного романа. Хотя, что я знаю о курортных романах? Ничего, как и романах с незнакомыми мужчинами в принципе. Есть огромнейший шанс вляпаться по самые уши, но часть моего бессознательного этого желала. Новый опыт, которого у меня не было прежде.
- Видимо, ты долго это придумывал. Я тебя даже не заметила, пока на улицу не вышла. 
Я в утреннем состоянии даже слона под носом не заметила бы, как резко все переменилось на сто восемьдесят градусов.
Джеральд чуть отступил, давая мне право выбора:
- Можешь сейчас улететь, но я очень хочу, чтобы ты осталась. Не хочу, чтобы наше знакомство заканчивалось так просто. У нас может не получиться, но ведь мы для чего-то встретились… 
Ему веры по-прежнему нет, но ничего не мешает мне просто остаться в Лондоне, заморозив наш пока не начавшийся роман. Но тут я сама себе не верила, слишком все бурлило.
- Нам надо притормозить на поворотах. Утром я собиралась замуж за другого. 
Он умоляюще взглянул на меня. Актер от Бога, ни дать ни взять!
- Но ты остаешься?!
Я сдалась на милость судьбы.
- Останусь, если ты побреешься… - Англичанин расслаблено рассмеялся, моя рука коснулась его небритой щеки. – И мы сейчас же найдем номер в гостинице, такой чтобы без клопов и жвачек на мебели. 
Джеральд расхохотался еще сильней, взяв меня за руку и повел в сторону терминала. 



Olga Aivaz

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться