Лондвисс для Марты

XV. Последний шанс

 

XV. Последний шанс

 

Мы – Фель, Мандер, Тратор, леди Роза и я, конечно, – потихонечку обсуждали план моего рискованного побега.

Собираться кучкой мы опасались. По психушке кружили в поисках новостей не только уши-вредины, но и психи-доносчики.

Мы – заговорщики! – менялись парами, обдумывали подробности, уточняли детали.

Мои друзья понимали: если Марту поймают, то ей – не жить! Ведь за недели работы на кухне я, вопреки желанию, заметно похорошела – и доктор Ротферс явно жаждал пустить мне кровь. Глаза кровопийцы при наших встречах так и вспыхивали огнями надежды! Он всё чаще ронял своим смехом незримые хрустальные вазы, исследуя мое здоровье...

В конечном счете, подправив план побега с учетом создания наименьшего риска, мы окончательно определились с деталями.

Бежать следовало в первый день новолуния, потому что вервольф на «пустой молчащей луне» ощущает себя щенком, нуждающимся в нежных вкусностях, вроде жареных котлет, а не в сыром кровоточащем мясе. Кроме того, все работники Крова в новолуния тоже – расслаблены и недальнозорки. Тумц же и вовсе залегает в спячку до наступления третьего лунного дня.

А самое главное: у катальщиц на новолуние – выходной. Вроде бы. По слухам...

Тратор считал: пуговица и ленты, прицепленные в Крове на вещи Марты, – вовсе не источники сигналов для катальщиц. Я спорила. Фель поддакивал мне, Мандер поддерживал мнение Тратора, а железная леди – колебалась.

Так или иначе, но подстраховаться – никогда не помешает! С этим согласились все.

Леди Роза подыскала в своей шкатулке пуговку, очень похожую на ту, новую и подозрительную, сорванную мною с пальто перед второй попыткой побега.

Я пришила невинную двойницу на место злодейки, чтобы, выходя на прогулки, не привлечь злобное внимание Бесли к отсутствию пуговицы.

Сапоги я, мотаясь по саду, пока что носила свои, заколдованные. Но для ночи побега леди Роза приготовила мне замшевые ботиночки, которые точно-точно не были подсадными, потому что их, по просьбе леди Розы, привезла в Кров ее дочь, герцогиня Гримпен де Трясс. Железная леди сдала ботинки – на сохранение, на сокрытие от магии Бесли, – сдала их в дремучий подвал Феля, забитый, кроме продуктов, и кучей никому не интересного старья.

Банкрот выцыганил у своей жесткой Ханны целых два фунта – соврав, что проиграл их в карты Тумцу-людожору. И храбро вытерпел поток поношений от экономной супруги.

Кошелек с внезапно-моими-деньгами тоже спрятали у вампира.

А я помаленьку затаривала подземное жилье Феля остатками мясной еды, умыкая с кухни как можно больше того, чем надо приманивать адских гигантских «щеночков», отвлекая их от преследования жертвы.

В один из вечеров Лотрифна протянула мне большую корзину. Я заглянула внутрь: там лежали десятки котлет. Судя по запаху, не первой свежести, но и не последней – тоже.

– Тратору! – бросила она.

– Спасибо, Лотрифна! – вымолвила я потрясенно. – О, небеса! Спасибо!

Значит, кухарка знала! Не ведаю, от кого и почему. Но она знала о подготовке побега!

На мое «спасибо» Лотрифна лишь улыбнулась и кивнула.

И отошла от меня, чтобы разложить куски рыбного пирога по психо-плошкам.

Я, не утерпев, подбежала к поварихе. И обняла ее, как родную. Крепко-крепко!

Ох! Мои руки прошли сквозь ее ребра!

Так вот почему никакая кухонная грязь не приставала к Лотрифне надолго! Всё лишнее с нее – словно бы самоиспарялось. А я-то, дурочка, не обращала на то ни малейшего внимания.

– Ты – такая добрая, белая... Зачем ты здесь? – спросила я.

– Тсс!.. – Блондинка сморщила пухлые губы, сложив их трубочкой. Так делают дети, чтобы насмешить взрослых. – Не могу иначе...

– Почему? – выдохнула я.

– Привычка! – призналась кухарка, тяжко вздохнув.

И тут в поварню вторглись мелкорослые мегеры со своей чумной каталкой.

Мы с кухаркой умолкли, начав уставлять каталку яствами...

Впрочем, продолжу-ка я – о плане...

Бежать стоило лучше – в предрассветный час. Чтобы, в случае погони, наткнувшись на запертую дверь часовни, не слишком долго торчать стойчком у креста, созерцая проклятые рожи врагов-поимщиков.

Идти в город пешком мне, в конце концов, отсоветовали. Мало ли что случится!

Куда лучше: переложить заботу о транспорте на чуткую совесть блаженного! Мне проще – сразу проехать до Фант-хоти-спита, где, по словам леди Розы, вряд ли когда видали нечистую силу.

«Премилое местечко, дочка! Я бывала там в юности... Чистенько и уютно... Одна беда: трактирщик спаивает заезжих кленовой бродиловкой... А местные – разумные люди! – почти не пьют...»

Толстяк сомневался, что успеет и приставить лестницу к моему окну, и удрать от оборотня, если тот вдруг отвлечется от вампирских котлет. Потому леди Роза позволила мне – «В безвыходной ситуации – не до условностей, дочка!» – позволила мне вылезти из окна комнаты мужчины Мандера.

Стараниями старых дев каждый в приюте знал, что я нередко наведываюсь к банкроту. И потому, если какие-нибудь злыдни заметят меня входящей в его дверь, то подумают вовсе не о побеге. Иной раз подмоченная репутация способна оказать ее владелице дружескую услугу!

Леди Роза, скрепя сердце, признала: слухи о распущенности Марты – не особо страшны этой самой Марте. Кто же в приличных кругах внешнего мира станет прислушиваться к бредням психушки?!

Фель, правду сказать, жутко истрепал мои нервы горькими воздыханиями о нашей скорой разлуке. Чтобы отвязаться от вампирского нытья, я бездумно пообещала ему: «Если устрою свою жизнь – заберу тебя в свой личный подвал!» Поразительно: Фель тотчас поверил! Надо же, какими доверчивыми бывают вампиры!



Екатерина Цибер

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться