Лондвисс для Марты

XXX. Следствие ведут знатоки

 

XXX. Следствие ведут знатоки

 

Я отлично знала, как называется рассветное поведение призрачной леди! Посягание на чужую собственность – вот, как называется! Кража привенчанной ко мне живой собственности, увы, не совсем вменяемой в данный момент времени!

– Эй-эй, леди-как-вас-там! – выскочив из-за деревца, окликнула я нахалку. – Ручки прочь от моего маркиза! Мы уже обвенчаны! Ясно?!

Безумец страстно лобызал серебристый подол моей соперницы. А та – тварь такая! – сняла с чужого мужа шляпу и призрачно целовала его в макушку, как родного!

С дикими воплями протеста я подлетела к порочной парочке.

– Поиграли – и хватит, хрюшки знатные! – Сжав кулачки, я попрыгивала вокруг бесстыжих. – Не было такого уговору, чтоб вдруг мне остаться вдовой! Я согласия не давала, чтоб маркиз мой помер! Лишних прошу – отчалить! Всем пора – по домам! Мне с маркизом – к Миффи! Ей, поди, скучно! А вам, белая редиска, зря-зря-зря косящая под леди, вам – на ту, вон, тучку! Вон отсюда, брысь!

Сизая тучка, с которой спустилась белая разлучница, зависла над нами. Ждала постояльцев, серятина такая!

– Мисс Марта, подите прочь! – не потративши на мою особу ни единого взора, прорычал маркиз. И продолжил клясться в бессмертной любви ненаглядной покойнице.

Белая невеста горделиво выпрямилась. И уставилась на меня, ехидненько улыбаясь.

– Я – не мисс! Я – миссис! Миссис – я! – Не сдержав злобу, я тюкнула маркиза кулачком по макушке. – Ваша! Ваша миссис!.. Маркиз! Хватит! Валять! Дурака!..

Но мистер Марио не слушал – он вовсю валял из себя влюбленного дурака. Увы и ах, дурака – не моего, и влюбленного – не в меня!

Меня сотрясал гнев: меня оскорбили!

– Тебе следует поблагодарить меня, нелюбезная Марта! – нежненько пропела подлая королева красоты. – Я ведь тебе помогала. Оберегала тебя. И спасаю теперь от горя, забирая маркиза себе. Как и было изначально задумано.

– Вам на вид – тридцать лет! Что-то поздно заневестились, сударыня! И ничего вы меня не спасали! Я сама умею! – Заспорила я. – И нечего задним числом права тут качать! Мне самой маркиз нужен! Да! Я запрещаю умыкать моего мужа на небеса! Запрещаю!

– Не считаю должным спрашивать позволения, новоиспеченная маркиза! – Белая леди зевнула. – Марио добровольно принес мне жертву. С учетом его южного темперамента, весьма серьезную жертву. Ловеласу трудно себя изменить, однако маркиз прислушался к правде преданья...

– Дела мне нет до ваших преданий! – закричала я.

– Всем тут нам – кара уместная! Прекрати истерику! – прервала меня соперница. – Ты мало знаешь, дорогая малышка! Каждый из нас получит по заслугам. И по страстям. Прощай! Счастливых тебе путей!..

Я смолкла на несколько секунд, пытаясь сообразить, о какой-такой каре идет речь. А белая невеста пропела что-то маркизу. Он вскочил на ноги. И влюбленные заспешили на небо. Под ручку. По розовой ленточке, тянувшейся до серенькой тучки...

Подле меня ненадолго задержался аромат акации – подло-волшебный запах белой невесты! Но чары цветущей акации вскоре развеялись. А вот труп маркиза остался посреди кладбища – насовсем.

– Недодумки! – обозвала я ушедших едким словцом леди Матильды. – Без тел, в тучке – что за любовь, хотела бы я знать?! Тоже мне, Кэтрин и Хитклифф нашлись! У тех – хоть почва под ногами была, пусть и болотистая!

Мое сердце терзала злобная обида. Чтобы от нее избавиться, я решила посмотреть на ситуацию с практической точки зрения. Ведь от эмоций близ трупа – толку мало!

Итак, что я имею?

Документы оформлены удачно. Три четверти всего маркизова имущества – мои, а четверть наличкой – каких-то замшелых родственников-седьмая-каша-на-киселе.

Мне всю жизнь придется стоически молчать о том, что брачной ночи у меня с маркизом – не случилось. И носить траур. Долго-долго. Увы и ах!..

Я обиделась на белую леди – идеальная красавица украла моего законного мужа, не дав мне им попользоваться! Я обиделась на маркиза – ох, наверное, большая часть всей его предсвадебной болтовни состояла из коварных выдумок!

Но в целом, учитывая, что влюбленная парочка – более-менее жива, хоть и прозрачна; и совершенно счастлива где-то на тучке, – в целом, из-за такой концовки бренной жизни маркиза-подлеца не стоило слишком уж огорчаться. Беспокоиться мне надо – по другой причине!

– Недодумки! – грустно молвила я останкам маркиза, лежавшим на земле. – И куда мне теперь девать лишнее тело? Им-то хорошо, бесплотным! Что с них потребуешь?! А вот кто теперь ответит за труп?!

Я наклонилась к маркизу, чтобы попытаться понять: закололся он или отравился? Повреждений на одежде не нашлось. Губы пахли апельсиновым ликером.

В глубокой задумчивости я принялась бродить вокруг тела.

«Пойти домой, сказать там, мол, молодой муж споткнулся о могилку, упал и умер? – страдала я. – А сама-то я поверила бы такому объяснению? Нет!.. Если маркиз не отравился, а умер сам – еще ладно. А если ликер был с ядом?.. Что мне делать?..»

Долго думать мне не пришлось. Раздался противный лай охотничьей собачонки. Четверть от Миффи та собачонка, но самомнения – бездна!

Брехливая зверюшка подбежала ко мне. И заскулила над трупом.

Через несколько секунд рядом оказались: дворецкий – дюжий рыжий педант лет сорока, конюх – крепкий чернявый оболтус лет двадцати, и два типа в широких черных куртках на меху. На плечах неизвестных – нашивки с золотыми коронами. Мне это не понравилось.



Екатерина Цибер

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться