Лондвисс для Марты

XXXVI. «Вечная память героям!..»

 

XXXVI. «Вечная память героям!..»

 

В кабинете моего первого покойного жениха я обнаружила красный пистолет. С вычурной серебряной чеканкой на рукоятке. Там, в саванне, птица-секретарь добивала змею и мирно паслись носороги – близ позолоченного спускового крючка.

Хранилось оружие в нижнем ящике вишневого секретера. В желтой коробке из-под обуви. Заложенное розовой бумазеевой салфеткой. Никогда бы я не заподозрила (без подобных точных улик), что мой Томас был настолько неадекватен!..

Нацепив на запястья, на шею и на уши янтарные дары моего второго покойного жениха (точнее: первого покойного мужа), я предстала перед небесными очами очередного – и, к счастью, вполне живого! – кандидата в любимцы Марты Ронс.

– Наивная леди, зачем же вы сняли часы? Зря, зря! В часах – сила! – услышала я вместо комплимента. – Где они?

– Какой в них прок, если вы сами позволяете уморить меня первой встречной ведьме?! – услышал адвокат вопрос в ответ на вопрос.

Дуло красивого пистолета уставилось в бесстыжий нос. Жених рассмеялся.

– Ну, полноте, моя опасная леди! Не стоит на меня дуться! А вдруг пистолет выстрелит сам? Вы уже – в трауре! Зачем же усугублять?..

Я опустила пистолет. Адвокат ловко вытянул его из моих рук. Проверил: есть ли в барабане патроны? Их не оказалось. Кандидат на роль третьего покойного жениха шумно выдохнул. И, по моей словесной наводке, убрал оружие на прежнее место – в коробку из-под башмаков...

Сэр Пройдоха принялся оправдываться: тот факт, что маленькую и беззащитную леди Марту бросили на произвол злых чар, тот факт – вовсе не факт! Потому что бросания леди Марты на произвол судьбы – не было! А была лишь тщательно подготовленная западня для колдуньи!..

План «Поимка ведьмы на горячем» показался мне, маленькой и беззащитной, таким же простым, как сыскные методы Холмса – после того, как тот раз сто растолковал их Ватсону.

Сэм и мой жених предусмотрели всё.

Они заранее собрали информацию о нынешней жизни воскового Антуана и его невесты. Прощупали умонастроения мистера и миссис Мандер.

Уговорили леди Глэдис увести Миффи в сквер – потому что нырвольфы чуют, когда поблизости затевается черное магическое дельце. А ведь разъяренная Миффи – опаснее любого адвоката! Она, пожалуй, попыталась бы выломать двери нашей спальной, чтобы помчаться ко мне на помощь!

Сержант Сэм и сэр Тимати заранее сообразили: умная стервозная жена банкрота наверняка угадает в невесте ведьму (раньше наивной леди Марты), но не выдаст своих подозрений, ведь мозговитые стервы отлично умеют держать себя в руках, особенно – при ведьмах.

«Когда миссис Мандер закашлялась от первой же затяжки, я понял: у нас будет еще один надежный свидетель! Женщина, которая в миг опасности догадалась срочно полюбить сигару, всегда поддастся внушению, если сочтет его полезным!»

Показать дом гостье меня заранее надоумила леди Глэдис.

Нормальные леди не демонстрируют званым гостям подвалов и чердаков – потому темные, захламленные места боббики-невидимки оставили без надзора. Кроме того, адвокат учел мою тягу к блеску и показухе. Он был убежден, что я проведу злодейку лишь по самым красивым комнатам. Что существенно облегчило задачу сыска.

Так как выпросить у инспектора более пяти боббиков Сэм не смог, адвокат принанял добровольцев из числа порядочных трубочистов. Да и некоторые слуги пригодились.

Щуплых ловцов попрятали: в шкафы и под кровати, за ширмы и за шторы...

А Сэм незаметно сопровождал меня повсюду, готовый в любой миг заголосить. Вот уж не ожидала я от крупного деревенского парня способностей поджарого индейца-невидимки!

– Но почему вы ждали явления колдовства при первом же знакомстве ведьмы со мною? Вы – ясновидящий, сэр Тимати?

– В детстве я безумно любил сказки о ведьмах, моя дорогая! И позже провел немало времени в университетской библиотеке, изучая описания судебных процессов над всякого рода нечистью. Владелицы Кошачьего Глаза – все как одна, – вспыльчивы и неукротимы. Но и хитры. Ведьмы-полукошатки всегда стараются обделать делишки тайно. И потому их трудно поймать. Колдовство запрещено законом уже столетия. Но для заточения или для казни ведьмы нужны вещественные улики и свидетельские показания. Живой уликой на суде станет бедняга Антуан. Затем я обеспечу ему лечение у доктора Антимагия...

– Не уводите меня в сторону, сэр Тимати! Я конкретно спрашиваю: почему мисс Фортисс напала на меня так быстро?

– Никуда я вас не увожу, леди Марта! Просто жалко друга! Исцелится ли он?!.. Моя вина! Надо было почаще встречаться!.. Дела, дела!.. И не заметил я, как друг-то гибнет!.. В общем, мы с Сэмом надеялись разом и на натуру ведьмы, и на натуру леди Марты. Притворяетесь вы, моя прекрасная, из рук вон плохо! Простаков обмануть, конечно, умеете. Но стреляных воробьев – вроде сыщиков, адвокатов или ведьмаков, – вам не провести! Инспектор ведь неспроста вам не верит! Чует: что-то врете! Только не знает, в каком месте ложь искать...

– И какая же у ведьмы натура?

– Коварная и ранимая. Собственно, как и у вас. Только вы – незлая, а ведьма – недобрая. Вот и вся разница!.. Для леди Бистурии стало ясно: план засадить вас и лишить наследства – провалился. При виде меня представители нечисти обычно сразу понимают, что со мной – шутки плохи! Пугаются. Если, конечно, они мне заранее не заплатили... А вы, моя любопытная леди, ужасно наблюдательны. Но чувства умело таите лишь тогда, когда сильно кого-то боитесь. Я знал: ваша врагиня быстро почует неладное. По причине, недоступной логике, ведьмы Кошачьего Глаза терпеть не могут чьей-либо к ним антипатии. Главным было: не спугнуть гадину вашими опасениями. На то и шла ставка: вы, ничего заранее не зная, не испугаетесь; и покажете ненароком, что гостья вам – не по нраву; а та, не чуя вашего страха и злясь на вашу нелюбовь к ней, спокойно прибегнет к магии.



Екатерина Цибер

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться