Лондвисс для Марты

XXXVIII. Цена проклятья

 

XXXVIII. Цена проклятья

 

Я позволила жениху гостить в моем доме столько времени, сколько тот сам пожелает. (Жених, а не дом. Дом – не чета психушке! – вел себя прилично, как самый нормальный в мире дом. И ни мистикой, ни желаниями нас с Миффи пока что не огорчал.)

Мистер Тимати Дракс – талантливый прохвост и несомненный богач, – в роли холостяка жил обычно в отелях, опасаясь хлопот с частным домом и с настырной прислугой. Мой практичный жених не верил в народные присказки «хозяин – барин» и «барин – всегда хозяин».

Поэтому заявление нахала-дворецкого: «Лучше бы джентльмену снять комнаты на постоялом дворе у Малого Летнего Тракта, дабы не запятнать честь леди-вдовы своим ночным присутствием в нашем особняке!» – это наглое заявление не вызвало раздражения у сэра Дракса. Он только хмыкнул.

Зато мой протест излился гневной речью, затронувшей дурные манеры педанта-командира.

– Кладдимор! Ваши предки, видимо, жили тут пару сотен лет?! И потому вы нагло начали считать мой дом – своим собственным?! Но я положу конец вашим претензиям! Я их прикончу! Всё тут – мои владения! Если я пожелаю, любые мои гости будут ночевать здесь вечно! Как вы смеете дерзить моему жениху?! – восклицательно-свирепо шипела я, стараясь не меняться в лице, чтобы не смущать влюбленную душу мистера Тимати.

– Помилуйте, миледи!.. Двести лет?! Дому нет еще тридцати! Я и то – старше!.. Но правила хорошего тона гласят...

– Не вам блеять о правилах, Кладдимор! Вы испортили жизнь моему другу! И теперь пытаетесь выставить вон моего жениха! Да кто вам позволил тут верховодить?!

– По роду службы, я обязан...

– Не перечить мне – вот, что вы обязаны, Кладдимор!

– Однако...

– Сэр Дракс будет жить тут! И спать! В комнате маркиза!.. Живо! Проверить комнату! Проветрить комнату! Освежить! Положить шафран! Душицу! Или... Что там надо по правилам?.. Всё положить! В постель гостя!

– Только через мой труп! – мрачно отрезал дворецкий.

– Вот ведь как ему душицы для меня жалко! – весело вставил адвокат, закуривая душистую сигару. – Кладдимор, золотой! Не спорь, голубчик, с миледи! Это чревато...

– В комнате хозяина может спать только хозяин! А не гость госпожи, которому рано быть женихом! – приосанившись, надменно изрек дворецкий. – У нас траур! Я не впущу постороннего джентльмена в покои маркиза!

– Хозяин теперь прописан в другом месте! Навечно! – Я топнула ногой. – Навечно! Ему не нужна ваша верность! Он сам так хотел! И...

– Мой хозяин никогда не захотел бы, чтобы посторонний джентльмен был ночью в покоях, которые вовсе недалеки от спальной миледи! – ледяным тоном прервал меня дворецкий. – Не смею оскорбить сэра Дракса непристойным подозрением. Допустим, я просто могу его запереть... Но что подумают люди, узнав, что госпожа спит рядом с гостем?! Ведь в доме больше никого нет!

– О, небеса! Что значит: никого? Тут дюжина слуг! – возразила я. – И вы! И вы тут, Кладдимор! На мою больную голову!..

Сэр Дракс присел на подоконник – и поглядывал то в распахнутое окно, на Миффи с ребятишками; то в центр столовой, на меня с Кладдимором. От сигары наблюдателя тянулся нежный аромат каких-то цветочков.

– Я требую, чтобы вы мне подчинялись, Кладдимор! – шипела я. – Я настаиваю!

– Проявите благоразумие, миледи! Что скажут люди о вашей чести?! – гнул свое дворецкий. – Постоялый двор – совсем рядом! Пара минут галопом на бодрой лошадке. Я дам джентльмену самую лучшую лошадку!

– Джентльмен – не против, – вставил адвокат. И выпустил из красивых губ струйку ароматного дымка на сиреневую занавеску. – Джентльмен любит галоп.

– Это беспредел! – Я опустилась на стул. – Если вы не устроите комнату для моего гостя, Кладдимор, то можете собирать личные вещи – и отправляться на все четыре стороны!

Дворецкий призадумался.

– Хорошо, миледи! Я вселю джентльмена в гостевую. Подальше от вашей спальной. И попрошу конюха спать у двери сэра Дракса. Запирать гостя – выше моих сил. А вдруг – пожар?!

Адвокат добродушно рассмеялся.

А я оскорбилась.

– Да за кого вы нас принимаете, Кладдимор?!

– За людей, – признался дворецкий. – Если госпожа не желает беречь свою репутацию, то мой долг – сделать это за нее!

Адвокат спрыгнул с подоконника.

– Я согласен, Кладдимор! Конюх – так конюх! Уверяю вас, я усну как убитый. Завершил за неделю три процесса – можно и отоспаться вволю!

Дворецкий снисходительно кивнул нам. И, сделав важную рожу, отправился хозяйствовать.

– Видали наглеца, мистер Тимати?!

– Кладдимор – отличный слуга, леди Марта! Вы за ним – как за каменной стеной! Дайте-ка я вас поцелую, красавица! Пока не пришел конюх!..

Я желала поскорее выполнить обещание: выйти замуж. Но сэр Дракс, не хуже осла-дворецкого, уперся в идиотское заклинание «Что люди скажут?!» – и требовал, чтобы я носила черное хотя бы до осени. Полгода – минимальный срок для траура в Офширно. По закону приличий. И никому нет дела, почему вдове – не печально!..

Ночью я проснулась от чьего-то холодного прикосновения к моей горячей щеке. «Обвел конюха вокруг пальца?.. – сонно подумала я. – Или это – Фель?..»

Но то была лишь уплотненная дымчатая тень, которая отпрянула от меня, как только я села в постели. Густо-золотой лунный луч заливал комнату. Тень сторонилась света, жалась к дальней стене. Очертаниями тень походила на крупного мужчину.



Екатерина Цибер

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться