Лондвисс для Марты

XLII. Ладья Мечты

 

XLII. Ладья Мечты

 

Когда тряпичная оболочка стеганого одеяла истлевает с годами, наружу проступают плотно сбитые, бурые комочки – грубая вата с особо секретными травами, не дающими ей загнить. Люди выкидывают ветхое одеяло на помойку. Или везут на дачу – к облезшему дивану-старику или к провисшей кровати-старушке. И рваное одеяло доживает там свой краткий век под брюхом собаки или кошки.

Сос любил укорачивать время существования такого старья. Острыми когтями котик вытягивал из прорех в чехле темную вату – комочек за комочком. Мама ругала Соса за хулиганство. И мы с Андрюшкой уносили одеяло – вместе с вцепившимся в него котом – к заднему забору дачного сада. И оставляли там, чтобы никто не мешал нашему ненаглядному Сосу наслаждаться мнимой охотой...

Сентябрьская ночь в моем поместье выдалась сырой, но довольно теплой. Мелкие желтые звезды мерцали в темно-фиолетовом небе, как бы прилегшем на бурые рваные тучи. Те странные тучи походили на то, что остается от ватного одеяла в конце его службы людям и котам.

Мне чудилось, что ночное небо ритмично подрагивает. И – совершенно точно – тяжелые комья туч плыли с запада на восток слишком замедленно. Со скоростью, с которой дородные купчихи в детских мультиках откушивают горячий чай, заедая его румяными баранками.

Платиновая луна, раздувшись вдвое против обыкновения, часто проглядывала сквозь широкие прорехи в тучах. Мои глаза слезились от сияния белолицей царицы магии.

Я потупилась. Проморгалась. Наклонилась. Потыкала пальцем в сыроватую землю. Выпрямилась. И вновь запрокинула голову, слыша в душе звучание органа – тайный зов неба.

– Откуда она взялась, сэр Дракс?! – воскликнула я, указывая рукою на звезду-незнакомку. – Форма ладьи! Я никогда не видала подобных звезд! Звезды ведь – круглые!

– О, небеса! Это же – Ладья Мечты, леди Марта! – восхищенно отозвался мой жених, впервые за время прогулки обративши внимание на небо. – Алерси-Сирлеа – звезда нечаянных грез. Я тоже впервые вижу ее – вживую. Ведь Алерси является редко. Иногда – раз в столетие, иногда – немного раньше...

Я затаила дыхание. Раздувшаяся луна, видимо, приманивала к себе волшебную звезду. Ладья Мечты излучала яркий лиловый свет и скользила по небу в десять раз быстрее, чем плыли тучи.

Ладья обогнула луну сверху, слева – и, заплывши под ту, остановилась!

– Так не бывает!.. – в замешательстве выдохнула я.

Близ меня завыл оборотень. Я задрожала – и от неожиданной силы звука, и от внезапно-холодного порыва ветра.

– Слышь, ты, Вампурик! Ну-кося, заткнись, чудик! Не то все лодки в небе распугаешь! – насмешливо-хрипло приказал Фель черному щеночку, лишь вчера привезенному к нам сэром Драксом. – Ладья Мечты! Ишь, франтишка нашлась! Не кругло, не крепко! Не звездуля, короче! Бред сивой кобылы! Или – розовой!

Фель и малыш Вампурик, имя которому дал, разумеется, наш деловой вампир, продолжили веселую возню на влажной лесной траве...

Бумажная волокита последних трех недель прошла – поистине! – ужасно бумажно и удручающе волокитно. Я не успевала оттирать чернила с рук! Мне приходилось часами скрипеть пером, выводя на добротной бумаге длинные, заумные фразы. Адвокат – с явно садистским наслаждением! – устраивал мне бесконечные диктанты. Впрочем, без мистера Тимати я бы вовек не написала заявления так, как надо. Чтобы добиться от бюрократов разрешения на постройку частного вольера и на содержание в нем вервольфов, мне пришлось настрочить целую флотилию фраз официальной чуши.

Адвокат часто возил меня в Лондвисс: то во Дворец Правосудия, то в Центр Опеки Оборотней, то в Строительный Клуб, то в юридическую контору «Кочел, Дракс и Коллинз». Я всюду бубнила нелепые, заумные слова, загодя старательно втиснутые женихом в мою память. Делала реверансы надутым господам в белых париках. И книксены – тем, кто без париков. И ужасно уставала от сопротивления чиновников.

Мистер Кочел – семейный юрист, скучный старикан, весьма ответственный тип, – следил прежде за делами маркиза и достался мне от того как бы по наследству. Этот честный юрист при каждой встрече со мною неустанно пыхтел: «Миледи! Призовите на помощь здравый смысл! Бросьте свою затею! Частное лицо не осилит содержание оборотней! Кроме того, закон в этом деле – против вас!»

К счастью, мой адвокат нашел какую-то лазейку в законодательстве. И еще – какой-то туманный прецедент по делу «Содержание вервольфа Э. Ф. Обломского в семье господ Обломских, его братьев», случившийся лет сорок назад в Москроффе. Тогда виновные в сокрытии оборотня были полностью оправданы судом ввиду особых обстоятельств дела.

Главная загвоздка (в плане спасения Тратора из Крова) была в том, что вампиры и вервольфы в глазах закона – не одинаковы в своих гражданский правах.

Вампиризм – заболевание. Просто заражение тела, которое – в теории – может сподвигнуть гражданина Офширно на совершение злодеяний. Однако, психически крепкие вампиры способны контролировать свое поведение и не приносить никакого вреда обществу. (Зайки-жертвы – не в счет. Ведь и простые люди их любят. Кушать.) Не пойманный на пролитии человеческой крови гражданин-вампир более-менее защищен презумпцией невиновности. Как и все обычные граждане страны.

Насильственное удерживание Феля в дурдоме было незаконным. В бумагах Крова вампир числился служителем. И – по официальной версии – никого там никогда не кровососил. То, что маркиз купил Феля, – тоже было незаконным актом. Потому что нельзя (по закону) купить того, кто – свободен.



Екатерина Цибер

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться