Лондвисс для Марты

XLIII. Красные паруса

 

XLIII. Красные паруса

 

Цыганская кибитка остановилась в дюжине метров от въезда в мой двор. Мы с Миффи привстали на цыпочки и вытянули шеи, чтобы высмотреть с фальшивого балкона: нашествие скольких цыганок грозит нам? Однако кучер в широкополой черной шляпе завопил, мохнатая пегая лошадка дернулась с места; кибитка тронулась и, отчаянно дрожа и скрипя, повернула обратно, прочь от нашего с Миффи дома.

– Пронесло! – облегченно выдохнула я.

Когда мне было пять лет, цыгане украли Андрюшку. Сама-то я запомнила тот случай смутно, зато о нем часто рассказывали мои родители.

Мы все – двойняшки с родителями – гуляли как-то раз, осенью, в красивом привокзальном парке. Красная тележка с морозилкой, набитой пломбиром, подкатила к нам. Мама отказалась ублажить меня с Андрюшкой сладкими ледышками, потому что «мороженое – только для лета».

Я смирилась, потому что дул холодный ветер, а из носов у нас – текло. Андрюшка расхныкался. Родители бросили нытика «на произвол судьбы»: мама презрительно фыркнула, папа подхватил меня на руки – и все мы скрылись за углом ближайшей беседки. В воспитательных целях.

Результат нас поразил: спустя минуту безнадзорный Андрюшка пропал! Случайная старушка дала показания: к печальному малышу подбежала цыганка с пломбиром в руке – и утащила ребенка в табор.

Родители помчались к милиционерам. Те всполошились. И срочно перекрыли вокзал. Отправку поездов задержали. Андрюшку вскоре изъяли из вагона, битком набитого цыганами.

Родителей потрясло, что цыган отпустили с миром. Милиционеры пояснили, что в таких случаях задерживать виновных – бесполезно. Ведь сородичи-свидетели всегда подтвердят в участке: ребенка табор нашел только что; и как раз, и вот-вот цыгане собирались сами отвести и сдать малыша в милицию.

«Успели, гражданочка! Повезло!» – сказал милиционер моей маме, вручая нам Андрюшку. Того живого дядю-Стёпу-из-стишка я запомнила ярко: выше папы на две головы, с широченной, счастливой улыбкой.

Вспоминая тот случай, родители каждый раз добавляли – справедливости ради, – что не все цыгане опасны. Папа любил фильмы с участием цыган, музыкальные таланты которых его буквально завораживали. А мама просто любила объективность: плохиши найдутся среди любого народа; детям надо остерегаться не только цыганок с пломбиром...

– Пронесло! – повторила я, наблюдая неуклюжее удаление шаткой кибитки.

Миффи счастливо взвизгнула: к нашему дому шел наш адвокат, неся маленькую девочку!

Мы с Миффи рванули к лестницам – и пулями вылетели во двор.

Сэр Дракс – в зеленовато-коричневом твидовом костюме и в клетчатой кепке охотника.

Наряд малышки – в кофейных тонах. Капор с оборками, пальтишко-разлетайка, штанишки с рюшами, ботиночки с бантами – наряд со старинной поздравительной открытки! И прехорошенькое личико ангелочка – алый ротик, розовые щечки, голубые глазки, золотые кудряшки на висках, – о, небеса!

Мистер Тимати картинно замер, словно позируя для фотографа.

Миффи плюхнулась у его ног – и восторженно уставилась на малютку.

На несколько секунд меня охватило чувство полного удовлетворения. Вот он – мой добрый защитник, любитель собак и детей! Вот он – тот, рядом с кем всегда хорошо и безопасно! Всё нужное для счастья у тебя уже есть, Марта Ронс!

– Люлю, познакомься с леди Мартой! – ласково обратился сэр Дракс к малышке. – Миледи, рад вам представить: Люлю Соннис, вервольф-сирота! Миффи, закажи-ка нам у кухарки теплого молочка!

Мы отправились прямиком на кухню.

Лотрифна восхищенно заахала на двухлетнюю улыбчивую ляльку. Фель принялся знакомить Лэкса с Люлю, и потчевать детей фигурными печеньками. А мистер Тимати, как мне показалось, начал флиртовать с Лотрифной – шутить о какой-то ерунде и помогать выкладывать на стол сласти из корзины, которую сам же и привез.

Я раздосадованно повелела дворецкому:

– Кладдимор! Сходите за Ариной! Где эта нянька вечно пропадает?!

И сама я тоже собралась выйти из кухни, потому что недавняя радость из сердца – испарилась. Но меня остановил странный вид нырвольфа.

Миффи неподвижно застыла посреди кухни, наклонивши голову направо. Собака сверлила лазером алого взора нашего веселого вампира. Ни возня малышни, ни ароматные угощения собаку не интересовали. Миффи явно пыталась что-то понять. О Феле!

– В чем дело, Миффи? – Я подошла к собаке и нежно потрепала ее мохнатые уши. – Что не так с нашим Фелем?

Миффи медленно повернула голову налево – в сторону ближайшего окошка. И выразительно провела носом линию, указывая на солнечный луч, тянувшийся к нам. Я охнула.

– Фель! Удирай в подвал! Ты тут облезешь! – воскликнула я с испугом. – А вы все – слепые, что ли? Солнце-то какое! Не могли напомнить Фелю, что ему пора спать?!

Вампир заерзал на лавке, покрепче прижал к хилой груди Люлю.

– Они – не слепые, Марта! Они – догадливые! И я не облезу! – радостно пояснил Фель. – Я маленько еще посижу. И потом посплю. Я ведь... Это... Того... Бросил зайцев!.. Ну, почти... И газеты даж читать – сам смогу!..

– В каком смысле? – растерялась я. – Куда бросил зайцев? Как это?

Вампир приосанился.

– Тимати сказал, что, значит, мне малышей хватит! – еще больше напустил Фель туману. – Слышь, Тимати?! Подтверди Марте, а то она спятит! Ну, и Миффи жалко! Не сечет собачка!

Адвокат стряхнул с галстука крошки печенья. Передал Вампурика Лотрифне. Встал из-за стола. И подошел ко мне.

– Миледи! Фель постепенно переходит на более здоровый образ жизни! Подпитка от вервольфов! – Адвокат – ни с того ни с сего – поцеловал мне ручку. – Ничего противозаконного, миледи! И...



Екатерина Цибер

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться