Лондвисс для Марты

XLVIII. «Как скучно быть герцогиней!»

 

XLVIII. «Как скучно быть герцогиней!»

 

Суматошное утро увенчалось приятностью: вблизи королевы на меня снизошло спокойствие.

Корсет внезапно перестал сдавливать мою грудь, тяжелый бархат платья – мешать движениям, а стянувшие волосы и шею несчетные нити жемчуга – лишать меня легкости мысли. Я элегантно сотворила цепочку церемониальных реверансов – трижды повторила заученные фигуры, будто заводная куколка ритмично помахивая ручками над своими необъятными юбками.

– Рада приветствовать вас, герцогиня Форс-Дорн! – хорошо поставленным, глубоким голосом произнесла королева. Глаза и губы Великой Висторики нежно улыбнулись – не мне, но моему мужу. – Господа, все вы – свободны! Танцуйте в мою честь! – обратилась королева к почтительно застывшей толпе царедворцев. Отпущенные, пятясь, поспешили покинуть зал. – Сэр Форс, вы вольны удалиться! – повелительно добавила королева, притушив улыбку. – Я желаю побеседовать с вашей супругой наедине...

Приемный зал опустел.

Великая Висторика облокотилась на золотые ручки трона. Я заняла предложенное мне место – пуфик у ног королевы.

Солнечные лучи ласкали позолоту дворца.

Аромат цветущей сирени отлично гармонировал с цветами наших нарядов – и королеву, и меня украшали лилово-белые одеяния. Вместо короны на Великой Висторике красовался гладкий золотой обруч с каким-то лиловым камнем в центре.

– Завидую вам, миледи! Молодость, красота и герцог! Вы владеете всем! – беспечально призналась королева. – Нет-нет! Не нужно благодарить за то, что я выкупила и вернула вам владения милорда! – прервала королева мою жалкую попытку выразить радость. – Пусть тот, ради кого это сделано, отблагодарит меня сам! Дайте мне вашу ручку, счастливое дитя!

Моя правая ладонь оказалась в плену мягоньких рук Великой Висторики. Пухлый короткий пальчик проскользил по моей Линии Судьбы.

– А теперь протяните мне левую ручку, миледи! – потребовала королева.

Я подумала: «Хиромантия в качестве знакомства с подданной – не лучший выбор! А что до благодарности лорда... Пусть хоть навек всего заберет! Жаль, мой лорд королеву – быстро разочарует!»

И руку, конечно же, я протянула – ведь с царственными особами не принято спорить.

– Вы что-то изменили по пути сюда... – задумчиво сообщила королева. – Что же вы изменили, герцогиня?

– Прошу меня извинить, Ваше Величество! Не имею ни малейшего понятия, о чем идет речь, – беспечно и любезно соврала я.

– Пророчества, записанные на вашей левой руке, отличаются – судя по правой, – от того, что осуществилось на деле, миледи! – охотно прояснила мне ситуацию странная королева. – Кто-то вас проклял. Вне плана Провидения. Но вы как-то сняли проклятие. Сами? Мне это чрезвычайно интересно!

Я мигом состроила мордашку полнейшего непонимания.

– А вы не болтливы! Под стать супругу! – с досадой бросила королева. И оттолкнула мои руки. – Вы меня огорчаете, миледи!

– О, простите, Ваше Величество! – воскликнула я. – Благодарю судьбу за честь лицезреть вас! Волнение мешает речам! Как мне хотелось бы выразить... Всю мою признательность... За...

– Ах, оставьте ваше лицемерие! – слегка поморщилась королева. – Я вижу вас насквозь, дитя мое!

Царственная особа хлопнула в ладоши. Парчовый занавес – позади трона – дернулся. Выскочили три фрейлины – высокие, сухощавые, немолодые. Бросились к нам. И, поприседавши для порядка, все живые кегли выжидательно уставились на нашу вечную госпожу.

– Хитрая. И – наивная. Под счастливой звездой. Но что-то мешает. Дальнейшее – туманно! – озвучила королева диагноз. – Проводите миледи в Фей-Круг!

Язык мой прилип к гортани. Магия вместо бала – этого еще не хватало!

Но я напрасно забеспокоилась. Оказалось, что Фей-Кругом именовался круглый зал, предназначенный для танцев. Всего лишь – зал для танцев.

Музыка меня озадачила: уже гремевший к моменту моего прихода вальс напоминал военный марш. И марш – далеко не лучший, не бодро-веселый, не победный.

Вальс «Правление» звучал грозой и угрозой, подозрением и приказом. Музыка шла тяжелой поступью, будто бы норовя подчинить, придавить или... Послать на смерть!..

Возможно, то был единственный противный образец во всей элегантной и нежной семье вальсов всех миров.

– Миледи, напоминаю: здесь дамы не приглашают кавалеров! – обмахнула меня веером одна из фрейлин, каким-то волшебством угадавши мое намерение ринуться к Тимати, только что вошедшему в зал.

– Благодарю вас! Но я и не собиралась! – поспешно соврала я.

Грохот вальса-мутанта стих. Толпа почему-то весело зааплодировала оркестру.

Скрипки заиграли легкую – можно сказать: кружевную! – мелодию. Танец под нее был мне неведом. Но я храбро решила: если меня пригласят – стану танцевать, подражая другим дамам.

Бессовестный сэр Дракс выбрал черноокую блондинку в белых шелках, всю – в аметистах. А мой муж, к сожалению, пригласил меня.

Фигуры танца оказались наилегчайшими. Я резво заскользила – туда-сюда, сюда-туда! – по золотистому паркету, на время позабывши о ревности.

– Королева довольна вами? – спросил мой муж, старательно помогая мне вертеться.

– О, да! О, да! О, да! – восторженно прощебетала я.

Лорд просиял. И со всей душой отдался танцам. Ах, если бы сэр Форс мог бы любить женщин так, как умел танцевать! Жизнь наша – после венчанья – пошла бы совсем иначе!..



Екатерина Цибер

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться