Лондвисс для Марты

XLVIX. «Тут грызли другие зубы!»

 

XLVIX. «Тут грызли другие зубы!»

 

Через несколько недель, в снежный полдень, в моем поместье, в моем круглом доме мой супруг – законный и ненавистный! – попался мне на очередном злодеянии...

Я без стука вошла в кабинет милорда, желая узнать: можно ли оплату тех векселей, о которых было бы стыдно сообщать всемилостивой королеве, отложить до момента получения наследства?

Едва я открыла рот, как сэр Форс рявкнул:

– Вон!!!

Не успевши ничего подумать, я метнулась вон из кабинета – от греха подальше!

Но я успела приметить: муж держал в руке лист бумаги, а когда увидал меня – резко бросил его на стол. Поэтому я не ушла далеко. Притаилась за темной шторой оконной ниши. И, как только лорд вышел из кабинета, проскользнула туда – с проверкой. Благо, запасных ключей от всех дверей у меня имелось на железном кольце – предостаточно.

Переворошив бумаги сэра Форса, я приуныла: сплошные проекты-черновики новых законов и поправок законов, и поправок к поправкам старых законов!.. Чтение завихрастых фраз, набросанных завихрастым почерком, задурманило мою голову. И какой же лист среди всех – самый опасный? Как угадать?!

Растерянно опустившись в жесткое кресло, я задумалась. И тут вошел мой лорд. Вспыхнул яростью – верно, как столько пороху, сколько хватило Зайке на взрыв Парламента. Ринулся ко мне, выхватил меня из кресла, швырнул к окну.

И заорал сумбурно:

– Еще раз сунетесь!.. Только сболтните!.. Жалеть станете!.. Что сразу же не прибил!..

(Сумбуру в крике было много больше, чем предъявлено мною на письме. Цензуру надо ценить, сэры и леди! С нею, порой, как-то легче читать романы.)

– А вот и скажу! Всем скажу! – внезапно пообещала я. Желание узнать секрет одержало победу над инстинктом самосохранения. – И про троллей! И про...

– Только пикни о ведьмах, дура!.. – возопил герцог. – Проект сорвать?.. Да чтоб!..

Далее полился красноречивый, но грязный поток ругательств. Раньше я и не заподозрила бы, что высшая знать может знать столько кошмарных слов.

– Что? И с ведьмами – дружба? Троллей мало? – провокационно выпалила я. В надежде, что лорд, потерявший контроль над текстом, сгоряча выложит мне все свои планы. – Ну и где же ваша вечная сдержанность? Где ваши светские манеры? Негодяй! Мерзавец! Ведьмин хвост!

Лорд взвыл вервольфом. И что было силы ударил меня по губам.

Правду сказать, я сама напросилась. Ведь оскорбление «ведьмин хвост» куда страшнее для мужчины Офширно, чем любой навозный «шах и мат». Тем более, для такого ленивого любовника, каким был мой муж.

– С глаз моих – прочь! – несколько сдержаннее прорычал сэр Форс. – И держите язык на цепи! Пока не отрезал! Ми-ле-ди!

Я выскочила из кабинета – и помчалась искать Феля. Тот нашелся в детской – он читал малышам сказки.

Оставив детей с няней-бездельницей, я увела Феля в подвал – на место его давнишнего заключения, где теперь стояла вампирская кровать – дневная; поскольку ночная стояла в лесу.

– Вот, гадьё! – Фель хлопнулся на пол задними нижними костями. – Вот, тварюга!

– Да, но я еще ничего не... – начала я удивляться.

– А чего тут болтать-то?! – перебил меня вампир. – Кровь и так видать! Пахнет, тролль разорви, клёво! Но...

Я облизала губы. И осознала, что – да! – с них на язык попадает солоноватая кровь. Видимо, массивный герцогский перстень так подло дал себя знать!

– Не в этом дело, Фель!

Вампир вытаращил глаза.

– Плевать на кровь, Фель!

Вампир намекающе повинтил корявым пальцем у своего впалого виска.

– Лорд что-то пишет о ведьмах! Проект закона! Что-то в пользу кошачьих, Фель!

Вампир нахмурился.

– С чего ты взяла, Марта? На кой лорду ведьмы?

– Сам признался. Случайно. Фель, ты представляешь?! Закон в защиту ведьм! Каково, а?!

– Отпад!.. Рви когти – к Тимати!.. Предупредить!..

Попасть к Тимати под благовидным предлогом? Мне тотчас этого захотелось!

Но всё же я недоумевала:

– Фель, а почему – предупредить?

Вампир улыбнулся:

– Умности всякие с бодуна в парламент не вносят. Сперва трезво считают возможные голоса. За кулисами цирка. В смысле: ихнего, сэрного. Короче, не твоя печаль! Лети к Тимати – пусть он и мается! У него к ведьмам – свой счет.

– Фель, ты прав! Пока лорд меня не хватился – лечу! А Миффи – для отвода глаз – пусть тут...

Вампир вскочил на ноги.

– Нет! Миффи возьми! Охраной!.. А я сам скажу лорду, что ты уехала в больницу для бедных – проверять эти... Как их?.. Проверять отчеты...

И Фель проследил, чтобы в сани со мной залезла и Миффи. И напоследок помахал нам рукой-крюкой. И даже ласково подмигнул мне – на прощанье...

Тимати в Лондвиссе не оказалось. Адвокат не прятался. Просто уехал в Сонлоу – маленький городок; от столицы – в трех часах спокойного покачивания в санях. Сэм – с наисерьезнейшим видом – поклялся мне, что в Сонлоу нет никаких блондинок с аметистами.

Я поколебалась немного: догонять адвоката или не нужно? И не рискнула гневить лорда слишком долгим отсутствием. Заехала в больницу, наспех проверила отчеты, учинила краткий выговор хапужному начальству. И вернулась с Миффи домой.

Еще во дворе меня охватила тревога. Лица слуг были мрачны. Особняк полнился истеричными воплями служанок.

– Добрый вечер, миледи! Выражаю искреннее сочувствие! Ваш супруг почил! – поприветствовал меня дворецкий. – Наши с вами чувства – схожи. Но... Траур неизбежен, миледи! Традиции нужно чтить! Я умоляю вас!!!



Екатерина Цибер

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться