Long flight home.

Размер шрифта: - +

Long flight home.

Ксении. 

«Человеческие отношения 
должны зреть, как хорошее вино».
Ghost in the shell.



Вещи собраны, книги тщательно упакованы и положены на самое дно чемодана, осталось лишь докурить сигарету да допить чашку капучино. О чем я думаю сейчас, сидя в небольшом уютном испанском кафе в центре Пекина, где играет либо джаз, либо неспешный lounge? 
Я наконец-то одна в этом огромном городе, который смог стать мне домом, вот так сразу, внезапно и навсегда. Я буду скучать до нервного стука зубов по этому Дракону, он же – так же – по мне. И мы оба это знаем, хотя стремимся и не показывать виду, что уже не можем друг без друга. В любом другом городе я буду искать его черты, его поступь, его душный, влажный воздух с капельками воды, он же на своих улицах будет высматривать только меня, край моих летящих, почти невесомых одежд, пытаться услышать стук моих высоких шпилек – он всегда одинок. Одинока и я. 
Пекин подарил мне многое: самое главное он подарил самого себя. Он ждал меня слишком долго – за это время он успел повзрослеть, стать столицей, стать кумиром, за это время его полюбили многие, но не те. Он ждал меня долго, непростительно долго. И я за это расплачусь своей любовью к нему. 
Сидя в испанском кафе, где играет джаз старых лет, где со мной могут говорить на испанском, но на китайском предпочтительней, о чем я думаю за несколько дней до отлета? 
Ночью была гроза – так Дракон выражает свое нежелание отпускать меня. Ночью были мои слезы – так я выражаю свое нежелание уезжать от него. Впереди – длинная дорога домой, long flight home. И мы оба это знаем, а еще мы знаем, что наш роман только начинается, наш роман никогда не закончится – мы слишком долго ждали друг друга…
Спускаюсь в метро – мне предстоит проехать весь город под землей. В последний момент захожу в самый последний вагон: он полупуст. Напротив меня сидит она, та, которую я видела лишь однажды, мельком, словно полузабытый сон: метро как точка пересечения разных мест мира. 
- Ты? – она удивлена, удивлена и я: я не ждала ее встретить. 
- Здравствуй, Ксюш, - что мы знаем друг о друге? Только то, как мы выглядим. 
- Ты в Москве? Почему? 
- Так распорядилось пространство. Едешь домой? – в моих руках только небольшая кукла с огромными, на пол-лица черными глазами – на правом иероглиф. 
- Рада тебя видеть.
- Я тоже, - несколько остановок мы просто смотрим друг на друга. 
Пекин подарил нам эту встречу. 
Мы могли бы стать очень хорошими подругами, объездить полмира автостопом, переспать с дюжиной-другой парней, друг с другом, курить травку, пить бренди, тусить в ночных клубах Амстердама, не вылезать из квартала Красных фонарей, читать друг другу книги, зависать от одних и тех же песен, парней, друг от друга, мы могли бы вместе учиться, списывать друг у друга, кадрить парней, курить в туалете, зависать от одних и тех же певцов-актеров, могли бы вместе смотреть порнофильмы и учиться по ним одевать презервативы одним лишь ртом, могли бы одновременно делать минет одному и тому же парню и на потеху ему переспать друг с другом, мы могли бы устроиться работать в одну фирму, запасть на нашего начальника, ходить вместе в кино, есть там поп-корн из одной банки, целоваться в темноте или визжать от восторга при виде нашего обожаемого актера, мы могли бы ходить по вечерам в дорогие рестораны в надежде найти богатого спонсора, чтобы выкачать из него все деньги, правда, для этого пришлось бы переспать друг с другом на потеху ему, ибо он уже бессилен, но нам это делать не впервой, так что рефлексия по этому поводу нам не обеспечена. 
Мы могли бы повыходить замуж и нарожать кучу детей, а по вечерам встречаться в парке, когда бы выгуливали наших детей и собак, мы могли бы жить в Париже, Лондоне, Хух-Хото, Милане, Питере, в глухой тайге, на Северном полюсе, хотя Южный тоже неплох, мы могли бы ходить вместе на чьи-нибудь концерты – имен не вспомнить уже на утро, как не вспомнить было бы и количество выпитого как спиртного, так и нет, мы могли бы просыпаться в чужих постелях, имен, конечно же, никто не помнит, если и спрашивали, мы могли бы жить на съемной квартире, купить свою, cдать свою в аренду, а самим уехать автостопом по всему миру, но я уже вернулась в начало. 
Мы могли бы… Но мы едем лишь в метро, мы будем вместе лишь еще пару станций: на следующей мне выходить: пол-Пекина уже оставлено позади. 
- Будешь писать? – спрашивает меня она, она печально улыбается, в глазах стоят слезы.
- И ты, - в моих тоже, но я улыбаюсь, я улыбаюсь всегда, особенно, когда больше всего хочется плакать. 
- Когда еще увидимся? – ответа не знаю и я. 
Объявляют мою станцию, я поднимаюсь, направляю на нее вместе сложенные указательный и средний пальцы правой руки, шутливо произношу: «Bang!», - и выхожу из вагона. Поднимаюсь на улицу – Пекин успел соскучиться по мне: я – по нему. 
Впереди… Long flight home…
2009 год. 
Пекин.



Ева Ли

Отредактировано: 21.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться