Лорьяна. Теория могущества

Размер шрифта: - +

Глава 8. Он ждёт

После завтрака серобрюкий Райнал показал Лиз дверь у самой лестницы, на которую девушка раньше не обращала особого внимания. В коридоре было полно дверей, и все они вели в однообразные скудно обставленные комнаты, в которых изредка попадались личные вещи: фотографии, картины, тетради с записями, музыкальные инструменты – эхо оставленной наверху жизни. В некоторых комнатах не было даже этого.

Новая же дверь вела в узкий и длинный коридор с чёрными стенами и проводами, которые, переплетаясь, тянулись по потолку. Светильники, ввинченные прямо в стены по бокам, освещали коридор очень плохо, делая его непривлекательно загадочным.

– Я видела много гостевых комнат, – Как бы между прочим заметила Лиз, стараясь говорить как можно громче, чтобы идущий впереди Райнал её расслышал. – Почему меня не поселили в одной из них?

– Не знаю, – неправдоподобно усмехнулся тот, – Каролина, наверное, настояла. Сказала, что ты предпочитаешь комфорт.

– Мне кажется, тут что-то другое, – продолжала настаивать Лиз.

– Вряд ли, – отмахнулся Райнал и ускорил шаг, показывая, что тема закрыта.

– Знаешь что, – ещё громче сказала Лиз, – Разве можно докопаться до правды, если вы сами погрязли во вранье и недомолвках?

Райнал повернулся к ней, бледный и старый, в противном свете настенных ламп.

– Это всё началось с твоего появления. Ты, со своими идеалами, убеждениями и избалованностью, вторглась в наш мир и пытаешься вывернуть его наизнанку! Вместо того чтобы изучить его и принять таким, каким мы сами его построили. Если ты примешь нас, мы примем тебя.

Лиз опешила. Она и раньше испытывала здесь это острое чувство, заставлявшее её молчать и не пытаться доказать свою правоту. Она не хотела оставаться в этом месте. К чему ей стремиться изменить его? Она здесь случайно. Она здесь ненадолго. А эти люди живут этими идеями, этой надеждой на правду, пусть даже она нужна только им самим. Их мир – их правила.

– Я просто хотела помочь, – попыталась оправдаться Лиз, но получилось неубедительно. Она даже сама себе не поверила.

Коридор, к счастью, оказался не слишком длинным, и молчание не успело стать неловким и натянутым. Да и говорить, едва протискиваясь по коридору друг за дружкой, не особенно просто.

Очень скоро Райнал и Лиз оказались в тёмной комнате, в центре которой очертаниями вырисовывалось что-то, напоминающее гигантский стол. Стены здесь также были чёрными, словно обклеенными глянцевой тёмной бумагой или картоном. Серобрюкий щёлкнул выключателем, и Лиз зажмурилась от резкой вспышки света, так стремительно заполнившего всё пространство вокруг, словно в комнату внесли маленькое солнце. Глаза болели и слезились, Лиз долго не могла привыкнуть к яркости и инстинктивно прикладывала руки к лицу. Когда она наконец снова научилась видеть, Райнал как ни в чём не бывало ходил вдоль того, что показалось Лиз столом, держа в руках алюминиевый ковшик.

Лиз живо заинтересовалась происходящим, и, подойдя ближе, увидела, что стол – на самом деле что-то вроде клумбы с мраморными бортиками. Разделённая на несколько сегментов, эта конструкция служила домашней плантацией для первосортных овощей и трав, которые Райнал с трепетом поливал из алюминиевого ковшика.

– Это моё изобретение, – с гордостью пояснил он, – Искусственное солнце. И утеплённая подставка. Всё как в натуральной среде. Такая вкуснотища получается!

 – Неплохо, – сощурилась Лиз, – Но требует постоянного ухода, не так ли?

– Само собой. А чем мне ещё заниматься? Я ведь не работаю. Так что помогаю, чем могу.

– И весьма виртуозно, – созналась Лиз. Она несколько раз обошла вокруг возвышения-грядки, ведя ладонью по подогретому мраморному бортику. Всё было продумано до мелочей и так неправдоподобно точно: формы секторов, расположения растений в них. Этим, без сомнения, занимался человек, которому надо было забыться. Отвлечь мысли от ужаса и боли, глодавших его изнутри. Здесь было много таких людей: потерявших себя и нашедших снова. В новом мире. В мире, где всё ради правды, о которой они ничего не знают. Они не думают, зачем это им. Они лишь хотят заполнить чем-то свои жизни.

Что-то было не так в этом месте. Хорошо, у них есть право скрывать что-то от Лиз – молодой девушки, попавшей сюда по чистой случайности (хотелось бы в это верить). Но они скрывают это и от других. Есть что-то, что они просто обязаны знать, но не знают. Лиз часто казалось, что здесь всё построено строго по информационной иерархии. Должно быть, даже Каролина и Генз знают не всё. Забавно, очень забавно для общества искателей правды.

В картонном мире Райана Лиз провела несколько часов, слушая лекции по растениеводству и оптимальной температуре, обеспечивающей быстрое вызревание помидоров. Он был ужасно увлечён, просто светился от счастья! Для него это было самой важной и самой необходимой правдой. Он жил этим. Надо отдать должное Противостоянцам, они умели придумывать и дарить людям вторую жизнь. Лиз же было пока трудно приспособиться к новой жизни, в которой время суток можно определить исключительно по часам. Она часто просыпалась посреди ночи и вставала, думая, что уже утро, или забывала об ужине, опасаясь, что она его уже пропустила.

Райнал всё ещё продолжал говорить, провожая Лиз по чёрному коридору к двери. Она позвала его на обед, но он сказал, что придёт позже. На кухне лекарша встретила Зару, девчушка никогда ещё не выглядела при Лиз такой беззаботной или даже счастливой.  Народу на обеде было немного – очевидно, большая толпа собиралась только на важные совещания. Еда, как обычно, была вкусной и идеально приготовленной, лучше ресторанной. Каролина сидела далеко от Лиз, и поговорить с ней не представлялось возможным. Лиз всё откладывала этот разговор, а теперь почти решилась, но отсутствие возможности несколько охладило её пыл. 



Татьяна Донценко

Отредактировано: 23.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться