Лорьяна. Теория могущества

Размер шрифта: - +

Глава 15. Совершеннолетие

– Вставай, красавица, ты нам так всё веселье сорвёшь. Вон, уже четырнадцатый час дрыхнешь.

От неожиданности Лиз вздрогнула и сразу почувствовала, что руки и ноги затекли от неудобной позы. Надо же было уснуть вот так, свернувшись калачиком прямо на кресле. Да ещё и живот саднило от голода, как будто в нём проделали дыру.  

– Уходи, – не открывая глаз, бросила она сонным голосом.

– А вот и не подумаю, – весело ответил голос Генза ей прямо в ухо, – Вставай, чудо, – и он с силой дёрнул Лиз за обмякший локоть, вызывая противную ноющую боль в плече. 

– Ну чего ты прицепился? – уставилась на него Лиз, предпринимая безуспешную попытку подняться.

– Как это чего? – изумился Генз, горделиво приглаживая свои короткие светлые волосы, – Мне сегодня всё можно. День рождения у меня. А ты именинника в таком виде встречаешь.

– Врёшь? – с нажимом уточнила Лиз. Сегодня Генз раздражал её больше обычного.  

– Да ты чего? Зачем мне это? Ты же сама про приготовления слышала.

 – Точно, – призналась Лиз, – Прости. Никак не проснусь. Так от меня-то тебе что нужно?

– А подарок? – присаживаясь на корточки у кресла и пытливо, по-детски, заглядывая девушке прямо в глаза, спросил Генз. Его бледное лицо с блестящими глазами в колком электрическом свете выглядело очень уж неестественным, и Лиз поспешила отвернуться.

– А где я должна была его взять? – пристыженно ответила она вопросом на вопрос.

– Ну, ты же девочка изобретательная, – усмехнулся именинник, – Без подарка не уйду. И вот что хочешь – то и делай.

– Вечно ты меня врасплох застаёшь, – аккуратно отодвигая Генза со своего пути и спуская ноги с кресла, пожаловалась Лиз.

 – Да не напрягайся ты так. Я на самом деле не за этим пришёл. Мы просто праздновать в гостиной собирались. И уже пора готовиться – украшать всё, столы расставлять со стульями. А это довольно проблематично, потому что ты тут такая посреди комнаты спишь.

 – Ну и дурак же ты, – обиженно протянула Лиз, – С днём рождения, кстати.

– Спасибо. И про подарок не забудь, – провожая взглядом спешащую из комнаты Лиз, как бы невзначай напомнил Генз. Оставшись один в комнате, он скучающим жестом оправил рубашку, отодвинул кресло к стене и изучающе посмотрел на своё отражение в зеркале. Генз был ужасно доволен собой, и ему казалось, что все вокруг должны им восхищаться. А уж его день рождения и подавно должен был стать главным праздником года. Последнюю неделю, натыкаясь на шушукающихся обитателей и гостей штаба, пристыженно замолкающих при его появлении, Генз делал вид, что все приготовления ему до лампочки. Он старательно изображал презрение и откровенно смеялся над любыми намёками на приближающееся торжество. На самом же деле он ждал этого праздника как ребёнок: с трепетом и ворохом необъяснимых надежд. Ждал от этого дня чего-то особенного. Ждал чуда. И его задевал тот факт, что Лиз, хоть они и знакомы-то были не больше недели, духом праздника не прониклась и часы до торжественного события не считала.

От грустных мыслей лжелорийца отвлекла Зара, которая бойко вошла в гостиную с целым ворохом украшений: шаров, гирлянд и даже живых цветов – и принялась крутиться по комнате, деловито примеряя их то к одной стене, то к другой. Генз насмешливо фыркнул и набросил длинную нитку гирлянд на Зару как лассо, явно затевая шуточную потасовку. Но девочка окинула его таким строгим взглядом, что он сдался – выпустил край гирлянды и ретировался на кухню проверить, как идут приготовления к столу.

Спустя полчаса на кухне появилась и Лиз. С давно приученная к постоянной спешке, она успела вымыться и переодеться в скромное синее платье, которое так кстати дополнила пояском из мишуры, оставшейся невостребованной при украшении гостиной. Генз, уже уставший от в честь праздника во всём ему потакающей родни, радостно бросился к ней с очередной колкостью:

– Ну вот, хоть пёрышки почистила. Ну и эгоистка. У меня тут праздник, а она только о себе и думает.

– Ты ещё маме пожалуйся, – тут же нашлась Лиз.

– Вот только маму не вмешивай, – возмутился Генз, – Она, между прочим, к празднику основательно подготовилась. В отличие от некоторых.

– Ты к ней пока лучше не придирайся, Генз, – высунулась из-за кухонной ширмы Каролина – раскрасневшаяся от хлопот у плиты и по-домашнему уютная, что в путанице последней недели уже казалось совершенно непривычным, – Не забывай, что она здесь не просто так погостить. Она лекарь. И именно в этой роли может сегодня тебе понадобиться.

– О, простите, пожалуйста, госпожа лекарь! – притворно испугался Генз, – Так неловко получилось! Вы мне, оказывается, в именно этой роли нужны. Так что извольте не пачкать свои белые ручки при приготовлении кушаний на стол. И украшать ничего не вздумайте: можете пораниться. Или, вон, с табуретки упасть.

– Генз, – мягко оборвала его Каролина, – Перестань. С твоими шуточками мы тут до вечера не управимся. Лиз, детка, не слушай ты его. Он на взводе сегодня. Волнуется, как и все мы. Иди лучше мне помоги с овощной нарезкой – уложить бы её как-нибудь покрасивее.

– Конечно, – улыбнулась Лиз, радуясь возможности приобщиться к подготовительному процессу. Каролина ласково приняла её к себе под крыло – показала, что и как нужно делать и снова вернулась к колдовству у плиты. Но едва Генз отвернулся, его мать строго шепнула Лиз: «Не спускай с него глаз». Лиз рассеянно кивнула. «Ну вот, опять, – мелькнуло у неё в голове, – И что меня всё время заставляют за кем-то следить? Неужто и его движения потом в нарисованной будке повторять придётся. Вот уж чего бы мне точно не хотелось.»



Татьяна Донценко

Отредактировано: 23.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться