Ловчий

Font size: - +

ЧАСТЬ 1: Птица низкого полета

Давно мертв

Юг, провинция Бахати

 

Видящим следует обращаться друг к другу соответственно рангу, вне зависимости от пола. На официальных мероприятиях, где присутствуют несколько представителей магической крови, титулом «Видящий» следует именовать сильнейшего или наиболее уважаемого из них, что в большинстве случаев равнозначно.

В храме Видящим именуется только один человек.

То же касается других нопад.

«Этикет магической крови», издание пятое, дополненное

 

Море шептало.

Видения неспешно сменяли друг друга в его тумане. Вот из мглы показалась битва. Седые от пыли люди проливали седую кровь, над их головами извергался вулкан, и потоки лавы стекали по склонам. Следом из тумана выплыл корабль. Навалился металлическим бортом на ставший игрушечным вулкан и подмял его под себя. Из амбразур по бокам выдвинулись орудия; на верхней палубе провернулась бронированная башня, уставилась черным стволом. Миг — и видение заволокли дым и пламя.

Садао Железный закусил мундштук трубки и поднял веки.

Он терпеть не мог воду и корабли.

Сад за распахнутыми ставнями чирикал, пищал, шелестел листвой. В кроне росшего у террасы клена качались зеленовато-жёлтые цветы; их лепестки падали на надгробную плиту, что пряталась меж корней. Ветер принес тёплый аромат хвои.

На миг Садао вновь прикрыл узкие глаза в попытке схватить посетившие его видения за призрачные хвосты. Затем поднялся из кресла, более не в силах сидеть на одном месте. Запахнув шелковый халат, он вышел на нагретую солнцем террасу. Ослепленный после домашней полутьмы, провидец сощурился, обхватил себя руками и затянулся. Дым обжег горло, но Садао задержал его в себе. Неспешно выдохнул травяную гарь через ноздри.

Теперь можно отправляться на встречу.

Одевшись, он приблизился к туманному отражению в зеркале. Собрал волосы в пучок, поправил кайму угля, что растеклась в уголке века. По привычке осмотрел лицо, касаясь пальцами скул. Ни морщинки, ни седины, человек без возраста и прошлого, такой же, как и десятки лет тому назад.

Железный Садао не менялся, менялся лишь мир вокруг него.

Он поморщился, рывком одернул ворот пиджака и шагнул в предобеденное душное марево.

 

Восток

 

«Похоронное Бюро Темена» таилось на юге королевства Линдефокс, в нескольких часах езды от границы Содружества. Автомобиль едва пробрался к нему, чихая на выбоинах и ухабах, которые в том городишке звались дорогой. Его рык нарушил мирную тишину. Казалось, даже апельсиновые пятна света испуганно замерли на кирпичных стенах и выщербленном крыльце. Где-то вдали, за сползавшим в лощину леском, отозвался эхом паровозный гудок.

Тихое место, лучшее для того, чтобы вести неприметный образ жизни.

— Надеюсь, у тебя осталось то красное, с Ночи Солнцестояния, — с порога заявил Садао. Он прошествовал к креслу и уселся, выпустив струйку дыма изо рта.

Лишь после он заметил, что в другом кресле кабинета Танатоса Темена расположился ещё один гость — нездорово бледный, с синевой под птичьими большими глазами. Его волосы липли к голове скудными прядями, тонкие губы кривились. Саж Врано никогда не отличался внешней привлекательностью — равно как и тактом.

— Сегодня ты нужен нам трезвым, — сказал он без лишних приветствий.

— Тогда вы всё равно опоздали, — Садао пожал плечами и перевёл взгляд на Танатоса, нависшего над столом. Отметил, как пальцы цвета тёмного какао барабанили по лакированной крышке. — Как дети?

Танатос рассеянно улыбнулся, поскреб кудрявую бородку.

— Растут, как на грядке.

— В твоем доме веселее, чем у некоторых. — Врано скосил круглый глаз на Садао. — Верно, господин Видящий?

Садао кисло скривился. Подобные замечания потеряли оригинальность ещё во времена его молодости. Да, боги не одарили его детьми - и это не было смешно.

— Мне хватает моих учеников, — хмыкнул он.

Он обвел лица старых друзей взглядом. Похоже, он единственный не знал цели внезапной встречи, и это раздражало. Также он не выносил, когда его вызывали «срочно», телеграммой, словно почтового курьера.

— Чего ради собрались?

Танатос кивнул на Врано, и тот нахохлился.

— Дело невероятной срочности и важности.

«Уж наверняка», — зло подумал Садао. Саж Врано не одаривал их вниманием много лет кряду — ни разу после гибели Гайи, — а теперь свалился на голову, будто помои из окна. Наверняка влип в серьезные неприятности.

— Ам-Хашем вернулся.

Садао вздрогнул и похолодел; на миг будто провалился во тьму. Довольный произведённым впечатлением, Врано потянулся к полкам с урнами и эскизами гробов, ухватил вазу с безвкусным погребальным печеньем и сунул одно в рот.

— А Чинве мертва, — каркнул он, плюясь крошками. — Убита в собственном кабинете.

— Как? — Танатос откинулся на спинку кресла, ослабил узел шарфа на могучей шее.

— Она расследовала один случай... Гибель высокопоставленного чиновника, правой руки Смотрящего провинции. Там что-то не сходилось. Чинве по старой памяти начала копать глубже. За пару дней до смерти она послала ко мне своего слугу, попросила о встрече. Письмам и телеграммам она больше не доверяла. — Врано сжал кулак, и из него на колени посыпались светлые крошки. — Я приехал, но слишком поздно.

Помощник зарезал её ножом для бумаг. Вспорол горло от уха до уха, со спины, чтобы Чинве не успела превратить его в пепел. Чинве иш-Джафна прошла через многое за свою карьеру: воевала в специальных батальонах на юге Содружества, предотвратила покушение на главу республиканского Совета, остановила бессчетное количество убийц — а убийц среди магической крови всегда рождалось много. Но против ножика производства «Лютик, Стальсен и партнеры» оказалась бессильна. Помощник с нежным именем Розо запер её тело в кабинете, сообщил всем, что глава управления уехала по делам, а сам несколько дней скрывался в прибрежных пещерах.



Вера Огнева и Артемий Дымов

Edited: 08.06.2018

Add to Library


Complain




Books language: