Ловчий

Font size: - +

Бескровные тени

Юг, провинция Фараи

 

Главная тюрьма Фараи — юго-восточной провинции Содружества — гнездилась на острове посреди искусственного, круглого, как солнечный диск, озера. Столица провинции шумела к югу, отрезанная взгорьем и рекой; к северу таилось далёкое Бахати. К востоку жарились мёртвые Пряные степи. Тот, кто создал эту крепость многие века тому назад, знал, что делал: не сбежать, не скрыться. К горлу Розо подкатывала паника от одного взгляда на пустые воды озера, бесконечные светлые пески и столь же светлую песчаную взвесь на горизонте.

Но куда больший ужас он испытывал, когда отворачивался от окна к монолитным каменным стенам камеры. По ним бежали угловатые древние символы — полустёртые от времени, сбитые сотнями кулаков и сапог, вымазанные старой кровью. Над головой зияло тёмное отверстие — скорее всего, вентиляционный ход, который на верхних уровнях соединялся с другими каналами в единую систему и выходил на поверхность. Иногда Розо казалось, что оттуда за ним следят; хищно посматривают из сухой тьмы и тихо стрекочут. В такие моменты он забивался в дальний угол камеры и таращился на чёрную нору вентиляции в ответ, не в силах уснуть.

Как он оказался в столь незавидном положении, он не помнил, и это было странно. Он помнил полицейское управление, какого-то посетителя, документы, которые тот просил передать Чинве, а потом ничего. Абсолютное забвение, как в коротком сне, после которого он очнулся в камере.

По процедуре, ему должны были предъявить обвинение. По лестницам спускался следователь в сопровождении тюремного Видящего. Следователь описывал преступление, задавал вопросы; Видящий держал ладони на висках подозреваемого — в случае, если подозреваемый был на то согласен, — и подтверждал виновность. Или опровергал версию следствия, после чего ликующего заключённого освобождали.

Но к Розо не спускался никто. Соседние коконы-камеры пустовали, охрана по коридору не ходила. Поднос с едой ставили под решётку, когда Розо забывался сном. Его будто сунули на нижний уровень с глаз долой и поспешили о нем забыть. Конечно, безгрешен он не был: замял пару дел за пару кошельков. Но он совершенно точно не заслужил наказания такой строгости.

Всё закончилось одним вечером. Когда солнце покинуло круглую прорезь окна под потолком и сменилось точками звёзд, на лестнице зажглись лампы и заплясало эхо шагов. К решётке вышли трое: тюремный Видящий с синей нашивкой на рукаве, худощавый и невзрачный мужчина в чёрном и сопровождавший их охранник. У камеры вспыхнул холодный электрический свет; звякнули ключи, заскрипел замок. Розо встрепенулся, сложил вспотевшие ладони на штанах робы и с надеждой уставился на открывшуюся решетку. Быть может, его собрались отпустить? Наконец поняли, что произошло ужасное недоразумение?

— Благодарю, — Видящий переступил порог. Его спутник вошёл следом и устроился в углу, сложив татуированные ладони на груди. Лицо его тоже было в татуировках — странных письменах, что вились от подбородка до лба. «Добрый вечер», — кивнул он.

— Почему я здесь? — Вместо возмущения в голосе предательски сквозила дрожь. Розо глянул на татуированного, посчитав его следователем по делу. — Меня держат уже неделю. Не дали связаться с семьей. По какому праву?

Видящий поставил фонарь на пол, подальше от койки. Скинул куртку и склонился к Розо. Глаза его казались пустыми и блёклыми, как у мёртвой рыбы.

— Позвольте заглянуть в ваш разум, — произнес он установленную веками фразу. Сколько раз Розо слышал её при дознаниях — не счесть. Однако раньше, со стороны процесс казался ему не таким страшным.

Он кивнул и вздрогнул, когда к вискам прижались пальцы.

— Вы убили госпожу Чинве иш-Джафна?

— Что?! — Он попытался вывернуться, но Видящий держал его крепко. — Нет!

— Он врёт, — заключил бесстрастный голос над его головой. Татуированный следователь кивнул, словно и не ждал иного ответа.

— И вы не видите никаких признаков вмешательства в его разум? — уточнил он.

— Нет, как и в прошлый раз. Чистое сознание.

— В прошлый раз? — нахмурился Розо, перевел взгляд с Видящего на следователя. Но его не услышали.

— Выходит, он совершил убийство по своей воле.

Видящий кивнул и отстранился. Свет из коридора подсвечивал его фигуру сзади, форменная рубашка белела пузырем на жилистом торсе. Лицо казалось вылепленным из тёмного воска.

— Вахид, ты же меня знаешь! Столько лет вместе проработали! Эй, — Розо попытался ухватить Видящего за рукав, но тот отшатнулся и нахмурил брови. За переносицей предостерегающе кольнуло.

— Вам не следует так себя вести. Правила гласят: любые прикосновения к тюремному Видящему…

— Я знаю правила! — рявкнул Розо.

— … расцениваются как попытка нападения. В таких случаях Видящий имеет право применить магию без предупреждения. — Вахид развел руками. — Вплоть до летального исхода. Вам все ясно?

Розо упрямо сжал губы.

— Вам все понятно? — повторил Видящий, и он нехотя кивнул.

Вахид ухватил куртку и вышел, не дожидаясь следователя. В отчаянии, Розо обхватил голову руками, не веря, что вот так, в две минуты решился вопрос его свободы и жизни.

— Я не убивал, поверьте, — сказал он хриплым, срывающимся голосом. — Такого просто не могло случиться.

Его затылок и плечи накрыла тень, танцующая в свете фонаря.

— Могло, и ты это знаешь.

Розо ошеломленно вскинул голову. Татуированный скупо улыбнулся ему, не разжимая тонких губ. Склонился ближе, будто хотел что-то шепнуть на ухо, и голову Розо вдруг обхватили холодные сухие пальцы.



Вера Огнева и Артемий Дымов

Edited: 08.06.2018

Add to Library


Complain




Books language: