Ловцы вдохновения

Размер шрифта: - +

О Табу

«Табу́ — строгий запрет на совершение какого-либо действия, основанный на вере в то, что подобное действие является либо священным, либо несущим проклятие для обывателей, под угрозой сверхъестественного наказания.»
Википедия

Не так давно я поставила точку в истории «Молоко и свинец» и, как это у меня обычно заведено, начала долгий не имеющий конца и края разбор полетов, который продолжается и сейчас. Одной из целей этой истории была попытка сломать очередное табу в своей голове или, иначе говоря, тему, о которой я по тем или иным причинам не могу писать. 
Примерно год назад для меня таким табу было написание романтики. Каждая сцена, а иногда и слово давались с боем, и многие из тех работ сейчас я бы с радостью удалила, если бы не любовь читателей к ним. В школе же таким табу была обсценная лексика, и в то время написать «блять» мне было так же сложно, как описать поцелуй двух героев год назад. 
И дело даже не в том, что мне хотелось писать про то, как один герой поцеловал другого, не успел последний ошеломленно договорить: «Пиздец приехали». Нет, дело было в том, что сам факт существования подобных ограничений был для меня словно бельмо на глазу.
Я хотела сама выбирать о чем хочу писать, а выбирать я хотела, учитывая не ограничения, с которыми пришлось бы иметь дело, а исходя из собственных желаний и вкусов. Возможно, то был голос интуиции, возможно, старое доброе упрямство, но, так или иначе, я ввязывалась в очередной бой и не отступала до тех пор, пока не чувствовала, что победа осталась за мной. 
Отсюда проистекает закономерный вопрос, что это мне давало? Если табу существуют, то, значит, они зачем-то нужны? Да, давало и давало многое, и да, они нужны, чтобы ломать их об колено, но обо все по-порядку.

Каждый раз, стоило мне преодолеть это препятствие, как я словно в какой-то компьютерной игре получала новый инструмент или средство выразительности и могла использовать его по собственному усмотрению. Речь героев начинала звучать богаче и правдивее, расширялась эмоциональная палитра и росла уверенность в собственных силах. 

В детстве я росла в окружении множества книг, и моей любимой была книга сказок «1001 ночь» на немецком языке в темно-синей обложке с золотым обрезом, что едва помещалась в детских руках. Конечно же, я не знала немецкого, но глядя на иллюстрации, я придумывала свои сказки. Тогда, в глазах маленького ребенка, красота была не просто внешним атрибутом, за которым могло скрываться что угодно, но воплощением силы, мудрости и власти. Так, любуясь иллюстрациями с красивыми девушками и не очень красивыми султанами, я наивно полагала, что власть принадлежит красоте. Ничего не зная о реальном положении вещей, я, сама того не зная, придумывала сказки о чудесном царстве женщин на востоке с фонтанами из шоколада и говорящими драконами. Увы, но реальность, моими сказками не вдохновилась, да и слушателям они не пришлись по душе. 

Спустя череду неудач все эти сказки перешли в разряд тех, что я рассказывала только бездне, играющей со мной в гляделки. «Не поймут», «никому это не нужно» и прочие прелестные аргументы по сути образовали новое табу. Было очень страшно впервые за много лет рассказать одну из этих сказок, но идти у страха на поводу было еще страшней, как бы это странно ни звучало. И если бы я этого не сделала, то никогда бы не узнала, насколько сильно такие сказки нужны другим. Одно зацепило другое, начали вспоминаться другие сюжеты и истории, и приливная волна вдохновения была столь сильной, что едва не сбила с ног. Сейчас мне предстоит огромная работа по упорядочиваю историй, что так хотят быть рассказанными, но и о текущих я забывать не хочу.

Но вернемся к началу. История «Молоко и свинец» призвана была сломать табу на написание эротики. К этому располагало все: и кропотливо выстроенная драматургия, и химия между героями, и мое вдохновение, но первый блин вышел хоть и красивым, но все же комом. В последний момент я спасовала, накинула побольше романтики туда, где по сюжету подразумевалось другое, и по итогу смазала кульминацию с чем себя и поздравляю. Впрочем, все эти ошибки я учту перед написанием другой истории, которую я уже когда-то начинала выкладывать здесь, но по тем же причинам так и не смогла продолжить.
Сейчас я хочу попробовать дать этой истории полежать, чтобы затем вернуться и дописать все так, как было задумано изначально, но сейчас речь не о том. 

Во всех сказках герой, нарушающий табу, наживает себе множество проблем, но в конце-концов выходит победителем, приобретая новый опыт или сокровище, которое он принесет домой. И в этом смысле сказки как никогда близки к правде, хоть язык, на котором они с нами говорят, бывает нам поначалу непонятен. 
Если чему меня и научила жизнь, так это тому, что смелость всегда так или иначе вознаграждается, а с последствиями страха приходится иметь дело всю оставшуюся жизнь. Каждый сам должен решить, о чем и как он хочет писать, но пусть это решение проистекает не из страха, но из любви.



Автор Неизвестен

Отредактировано: 10.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться