Ловец снов

Размер шрифта: - +

Ловец снов

Я неслась по ночным улицам, в давя в пол педаль газа, свет  фонарей освещал мне путь, но я не замечала ничего кроме узкой полоски дороги, вырисовывающейся у меня перед глазами. Прикуренная сигарета тлела между пальцев, так и не коснувшись моих губ, я неслась, сама не знаю куда, просто не думая в этот момент ни о чем, летела так, даже свист стоял в ушах, в  вакуумное оцепенение погружала  музыка, спокойная, тревожная. В голове не было ни одной мысли, только скорость, которая рвалась изнутри и передавалась машине, которая понимала, что сейчас только и требовалось, что лететь только вперед, молча, не возражая, не предупреждая об опасности. Вдруг, мимо промелькнули огни встречной машины, но я даже не сразу поняла, что  не одна, что несусь на всех парусах, что рядом есть еще кто-то, кто может ехать с такой же скоростью или с такими же мыслями. Но не было страшно, не было ничего, холодное спокойствие и ожидание чего-то. Вдруг, перед глазами возник яркий огонек, не думая, что будет, я свернула на эти огоньки, резко, без возврата, без возможности пожалеть или передумать. И конец… машина, как об трамплин подлетела, сделала несколько переворотов и, протирая крышу, прокатилась еще несколько метров, сдирая краску металла и уткнувшись в отбойник, остановилась.  Что это было, самоубийство или выбор. Да нет,  просто молниеносное решение, рождавшееся все это время, накапливаясь во мне, событиями, чувствами,  и это просто стало спусковым крючком. Жалею ли я? Да о чем? О том, что просто поставила точку. Разве я на это не имела никакого права, просто выдохнуть, и сказать «стоп, хватит, надоело» и, показав жизни средний палец, рвануть вперед. Не разбирая мыслей, не искать причин, а просто сказать себе остановись, хватит, довольно.

    Вдруг меня вырвал из мыслей протяжный сигнал надвигавшегося на меня КАМАЗа, я успела увернуться, притормозив у обочины. Я долго смотрела на руки, вцепившиеся в руль автомобиля, еле отодрав их, еще долго рассматривала, словно не узнавала, никак не могла себя заставить убедиться,  что это мои, а не чьи-либо чужие. Я только что спасла себя от неминуемой смерти, хотя пару минут назад,  была уверена в своем самоубийстве. Но что это было, сон или приступ помешательства.  Не знаю, но и не стала загонять себя в новые мысли,  ехала медленно. Голова была пуста, мне не хотелось не о чем думать, обычно в моей голове роятся почти одни и те же мысли, но сейчас, когда  начинаю вновь их прокручивать в голове, они лишь вызывают щемящее чувство. Поэтому просто выключив радио, я ехала просто с одной целью, добраться до точки назначения. Через какое-то время повалил снег белыми огромными хлопьями, и так было здорово, что мне стало легче. Стало легче оттого, что на душе заиграла «улыбка», не тяжелое молчание мыслей в моей голове, а так для меня недоступное умиротворение. Початая бутылка вина, на переднем сиденье, рядом с ней валялся сотовый телефон, который вдруг зазвонил. Обычно он редко принимал звонки, я пресекла все попытки звонить мне без малейшего повода. 

   - Да? – спросила я, отвечая на незнакомый номер.

   - Мне так плохо,- раздался вроде знакомый голос.

   -Это кто?

   -Ну, это я, Маша,- сквозь слезы пропищала девушка.

   -Что случилось?- сухо спросила я, раздражаясь уже от одного голоса, т.к. знала очень давно, понимая, что ее бросил очередной мужик.

   -Он козел… козел, сказал, что не любит и ушел к другой… Что, что мне делать?

   -Повеситься, - и бросила трубку, кинув на пассажирское сиденье.

   После нескольких минут на дисплее высветился тот же номер, но трубку я уже не брала, раздражаясь все больше и больше. Выслушивать чьи-либо «сопли» я уже больше не могла. Чаша терпения просто уже выплескивалась через края. В моей жизни наступил момент, когда  я стала социопатом, и вдруг, как черти из преисподней начали появляться бывшие знакомые, друзья, с упреками, что я не оказываю им радушного внимания, не встречаю их с распростертыми объятиями, чтоб им легче было распять меня. Я должна же радоваться, что они снизошли до меня, вспомнили, на кого можно вылить своим проблемы. В эти моменты меня накрывает такое бешенство, все превращается в прах, что попадает мне в руки, на что можно пустить свою агрессию. Как точно становится выражение, когда ты чего-то расхотел или выбросил из головы, оно нарисуется у тебя перед глазами, что не сотрешь. Когда я вычеркнула всех знакомых, которых и так в принципе было по пальцам пересчитать, они снова пытаются напомнить о своем существовании. Не хочешь, чтобы тебе врали, не задавай лишних вопросов, но им же нужно знать, почему я не предлагаю им всю себя без остатка.

    Снова в тишине раздался звонок. Наконец я подъехала к воротам деревенского домика,  стоявшего среди таких же серых невзрачных домов.

    -Да?- усталость вызванная депрессией давала о себе знать.

 -Что с голосом?

- Что тебе нужно?

-Нужно поговорить, у меня есть для тебя небольшая работа.

-Хорошо, что за работа?

-Приедешь в понедельник, обсудим у меня, в 10.

-Да, пока.

-Пока.

    Это был  Пашка, знакомый, адекватный человек, который звонил по делу, с ним можно было говорить прямо, не подбирая  слов и интонации, поэтому наша дружба длится уже много лет.

    Выгрузив сумки из машины, я направилась по заснеженному двору к дому. Погода стояла замечательная, небольшой мороз и солнце, и тишина, умиротворяющая, что улыбка невольно появилась на моем лице.

   -Привет бабуль, выгружай сумки.

   -Чего ты там привезла, у нас и так все есть.

   -Ну, значит, еще будет, чтоб зря по морозу не топать.



Ирина Видман

#32354 в Фэнтези

В тексте есть: первая любовь

Отредактировано: 28.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться