Ловля на Живца (хроники Маранского Королевства - 1)

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9

Так как всё: от бирюзовых гардин, украшенных ярко-желто-ядовито-зеленым ламбрекеном, до стен, на которых буйствовали диковинные цветы самых умопомрачительных расцветок, подбиралось лично Мими, причем делалось это с любовью и фантазией – само собой разумеется, что уютная офисная кухонька каждый раз вызывала в ней чувства, в одинаковой степени сочетающие в себе и то, что чувствует родитель к своему дитяти и то, что чувствует художник по отношению к своему величайшему творению. Но не сегодня. Сегодня залитая солнечным светом и наполненная аппетитными запахами кухня не затронула ни одной струны в ее сердце. А все, потому что Мими была крайне озабочена происходящими вокруг странными, если не сказать зловещими, событиями.

– А знаете, что я думаю? – провозгласила она, накладывая себе в тарелку очередную порцию пирога с яблоками. – Дело стало настолько серьезным, что я думаю, без нашей помощи им… – она кивнула в сторону снующих туда-сюда сотрудников префектуры и раздающего бесконечные указания прокурора, – никак! И даже более того, я знаю, кто это! – она многозначительно подняла палец вверх.

– Ты это о чем? – хором уточнили Лесли и Элизабет, которые как и Мими, уделяли пирогу с яблоками повышенное и более чем заслуженное внимание.

– О Вальтере, Слоуне и Бернарде…

– Но откуда? – удивилась Элизабет. – Я же вроде… даже словом не обмолвилась…

– Оттуда, что я не дура! – обиженно хмыкнула Мими. – Ты может и не словом, а вот префект позавчера… – она опять многозначительно подняла вверх указательный палец, – меня практически допросил!

– Что значит, ПРАКТИЧЕСКИ допросил? – иронично заметила Лесли. 

– Это значит, что он был чрезвычайно вежлив, но расспрашивал с пристрастием и очень детально! – чопорно объяснила Мими. – Ну так что, хотите знать, кто злодей?

– А у нас есть выбор? – насмешливо поинтересовалась Лесли.

– Разумеется, нет! – тоном вершительницы судьбы объявила Мими.

– Значит, валяй, следопыт-аматор! – разрешила Лесли.

– Это Бернард! – уверенно провозгласила умудренная опытом женщина.

– Берна-ааааард?!! – хором переспросили Элизабет и Лесли.

– Ну, да, а кто же еще? Разведённый истеричка-меланхолик с тонкой душевной ориентацией, которого даже жена, отягощенная по его вине тремя детьми, не выдержала! Весь такой недооцененный и непонятый! Но главное! – Мими выдержала театральную паузу. – Он мелкий, презренный воришка с жесткой и подленькой душонкой… Такие на все способны! – вынесла заключительный вердикт она.

– То есть, – улыбнулась Элизабет. – Он так и не был прощен за то, что таскал у тебя из заначки пирожные?

– Не только! – оскорбилась Мими. – Вы Бобо моего помните?

– Кого-кого? – хором переспросили девушки.

– Вот именно! – констатировала Мими. – Этот садист схватил маленького Бобо и знаете что он с ним сделал?

– Еще нет… – подруги переглянулись и засмеялись.

– Он выбросил несчастное растение в окно! – гневно воскликнула Мими.

– Да, ты что?! – хором выдохнули Элизабет и Лесли.

– Что просто так, схватил и выбросил?! – оторопело переспросила Элизабет, которая поверить не могла, что кто-либо может оказаться настолько жесток.

– Нет! – гневно сверкнула глазами Мими. – Не просто так, схватил и выбросил, он еще и заявил, что Бобо – подлая, мерзкая колючка и что Бобо его покалечил! Ну, а разве Бобо виноват, что он кактус? И разве это Бобо виноват, что кое чьи вороватые загребущие ручки лазят туда, куда им не положено?

– То есть… – подруги как не пытались, не могли сдержать смех, – Бобо погиб при исполнении!

– Пострадал, охраняя пирожные! – Лесли рыдала от смеха.

– Не вижу ничего смешного! – грозно возмутилась Мими, которая правда тоже едва сдерживала улыбку.

– Так я что? Я ничего! Я Бобо оплакиваю… – рыдала ухахатывающаяся госпожа адвокат, вытирая кулачками слезы.

– И я тоже! – хлюпнула носом плачущая от долгого смеха Элизабет. – Ой, не могу! Бедный славный Бобо, пусть земля ему будет пухом! Прости, Мими. Но я как представлю Бернарда тайком от тебя пробирающегося в приемную, уже в предвкушении пирожных или конфет, засовывающего руку в коробку со сладостями…

– А там Бобо! – дополнила Лесли и взорвалась новым приступом смеха. – Представляю, Бернард, наверное, обхватил его ладонью?

– Да… – всхлипывала от смеха Мими. – Вы бы видели его выражение лица!

– Так ты застала его на месте преступления?! – спросила сквозь смех, держащаяся за живот Элизабет.

– А то! – гордо усмехнулась Мими. – Вот только спасти Бобо не успела…

– Ты права, Мими… – кивнула Лесли. – Бернард – презренный вор пирожных и жестокий убийца кактусов! Но лично мне гораздо более подозрительным кажется Слоун…

– Потому что он щеголь, бабник и редкостный льстец, что ли? Вы правы, Лесли, мужчина, сверкающий глазами, заливающийся соловьем и бьющий копытом при виде любой, без исключения, особи женского пола, не может не вызывать подозрения! – авторитетно кивнула Мими.

– Вот-вот! – поддержала Лесли. – Скользкий как уж, но опасный как степная гадюка… и себе на уме!

– А, по-моему, он просто терзаем внутренним чувством неполноценности, вот и самоутверждается за счет любовных побед! – философски заметила Мими. – Лиз, а ты что скажешь, что-то ты примолкла?



Наталья Шевцова

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться