Ловушка для химеры

Размер шрифта: - +

Глава 36

 

- А почему маркиза? - шепотом удивилась Восьмерка, направляясь за Кел по аллее, выложенной узорной плиткой, похожей на сплющенные перепелиные яйца. Она шла на полшага позади, как и положено камеристке знатной дамы.

Граф Ласси и Орв клепсидрой раньше отыграли тот же номер: аристократ и слуга. А Янг, на вопрос, как протащить в резиденцию его, лишь окатил пятерку хорошей порцией неподдельного удивления и пожал плечами. Действительно, нашли о ком беспокоится. Понятно, что Белый ассасин пройдет куда ему нужно и даже Темные Боги его не задержат. Разве что, остановится вежливо поздороваться.

- Титул учтивости, - пожала плечами Кел, - действующий герцог Шатерзи ныне несовершеннолетний Джаспер. Мои родители по приговору лишены дворянского звания, а сестра ныне просто госпожа Спейрус, по мужу.

- Не думала, что нас пропустят, если честно, - Наарита повела плечами, с интересом разглядывая дворцовый парк. Бывать в резиденции раньше ей не доводилось. К слову - Келли тоже попала сюда во второй раз в жизни. Первый - зеркалом, на одну клепсидру и лишь за тем, чтобы вручить прошение о помиловании родителей секретарю Его Императорского Величества, выслушать неискренние соболезнования и уйти назад, практически, под конвоем.

Наследнице опального рода никто доверять не спешил.

Но, кажется, эти времена прошли? Перед ученицей Школы Старателей двери резиденции открылись охотно. Или император знал об ее помолвке?

Так или иначе - они вошли.

- Малый прием у Императрицы вот-вот начнется, - тихо сказала Кел, сжимая перчатки, - мы должны успеть. Это наше алиби: пришли на прием и ушли сразу после приема. Все время были на глазах.

- Тогда действуем, как договорились, - Восьмерка покрутила головой, чтобы убедиться, что рядом никого нет - и быстро сотворила иллюзию Кел. Та ничем не отличалась от реальной девушки: дышала, моргала. В случае необходимости могла присесть в глубоком реверансе. На этом ее возможности кончались и начинались проблемы.

А, значит, Кел стоило поторопиться. Невидимость укрыла ее в то же мгновение и она потихоньку отступила назад.

На первый взгляд задача выглядела нерешаемой: найти, где в огромной резиденции могут быть спрятаны волосы императрицы... далеко не факт, что в ее покоях. Возможно - в сокровищнице или в часовне, пожертвованы кому-нибудь из Святых Древних. Или, вообще, сунуты куда-нибудь в дупло - сомнительно, но кто знает.

Келли чуть отогнула перчатку. На запястье, почти невидимый, поблескивал один единственный золотой волос. Не императрицы - откуда бы? Но - близкого кровного, это тоже вполне годилось.

"Поиск" - заклинание не безобидное, и проводи его маг, в резиденции немедленно встала бы на уши вся магическая сигнализация... ведьмины методы были тихими. Кел не стала ничего поджигать, она лишь шепнула волоску несколько слов, ожидая, что ее легко, почти нечувствительно потянет к тому месту, где Алета спрятала свою золотую косу.

Человек предполагает, а Темные Боги в это время угорают со смеху. В первый раз волосок так дернуло, что Кел едва не упала, "подобное к подобному" рвануло с силой призового коня.

Эшери в резиденции? Вот ведь... не кстати. Но как же дернулось сердце!

Кел сурово цыкнула на себя, вдохнула - выдохнула и повторила зов, отсекая ближнюю и самую яркую цель.

 

Алета придирчиво осмотрела себя в зеркале: красива, спокойна, холодна. Косметика уже не может спрятать темных кругов под глазами и красных век, но ничего страшного: есть магия иллюзии. Подданные увидят то, что привыкли - Золотую Богиню паркета. После этого приема она привычно соберет урожай сердец...

И никто не узнает, что Богиня не спит уже третью ночь.

Почти неслышный шорок за спиной сказал, что в комнате появились слуги. Императрица обернулась: неспешно и величественно. В будуар вносили цветы. Огромную, перевитую лентами корзину с маварскими орхидеями. Очередной подарок от очередного поклонника.

Муж этого словно не видит... Так равнодушен? Тогда почему он не отпустил ее, тогда, десять лет назад? Ведь она согласна была уйти в чем была, отказавшись даже от имени и дворянства. Оставить состояние, превосходящее императорское в несколько раз. Ей нужна была только свобода - и сын.

Кто их поймет, этих оборотней.

Так же неслышно в комнате появилась Аней. Присела в реверансе:

- Ваше Величество, к вам Его Светлость, герцог Монтрез. Примите?

Алета обернулась так стремительно, что с туалетного столика посыпались баночки и коробочки с кремами и притираниями. Эшери уже входил: спокойный, всем довольный и, как всегда, нечеловечески красивый - вот кого не трогало время! Точнее - трогало, но как то уж очень своеобразно: короткие и редкие мимические морщинки в уголках глаз и губ только добавили лицу выразительности, сделав его больше мужским, чем волшебным.

Для сегодняшнего "малого" приема он выбрал белый костюм, украшенный серебряным шитьем.

Аней мгновенно исчезла, но взгляд, брошенный на брата, Алета уловила: чистый восторг, любование, привычное изумление - и ничего пошлого, бабского. Горничная смотрела на Первого Герцога как на произведение искусства, ту же статую на Аллее Просвещения. Пожалуй, узри она Эшери полностью обнаженным - и тут бы не изменила себе, продолжая восхищенно вздыхать и не делая ни малейшей попытки потрогать.



Татьяна Матуш

Отредактировано: 24.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться