Ловушка для химеры

Размер шрифта: - +

Глава 38

 

Ночное море - как кусок дорогого айшерского шелка, расшитого серебром. Луна постаралась. Она висела над зубцами крепостной стены, уже почти полная, почти круглая. Кто бы и не заметил - тарелка и тарелка. Но до настоящего полнолунья было еще два дня.

Свет в кабинете сеньора края, владетельного герцога Монтреза, не гас далеко за полночь, но это как раз было нормально. Здесь говорили, почтительно склонив голову, что Святые Древние благословили сеньора "вторыми глазами". Значит, пока одна пара - спит, вторая - старается на благо Империи и герцогства.

В мире Маргариты тоже встречались такие маньяки, но там их безо всякой поэзии называли трудоголиками (прозрачно намекая, что это - лечится. При должном старании).

- То есть основного удара нужно ждать по двум направлениям: Каротта и Картаэлла... - маршал весьма небрежно и размашисто, но на удивление точно провел на карте две стрелки с севера и юга. Обе они смотрели в одну точку и неприятно напоминали руки, готовые сомкнуться на горле столицы.

- Сведения точные? - шевельнул бровью Марк.

- Скажем так... восемь из десяти. Мои ребята получили задания в этих районах и кое-что заметили. Двое лидеров рискнули, нарушили правила Игры и послали мне гонцов. В Картаэлле наемники собираются в порту. Уже давно собираются, содержатели кабаков и борделей не знают, за кого Ткачихе молиться, таких доходов они с прошлой войны не видели. А еще - организованы заставы для гонцов, на всем караванном мосту. Верблюды заранее оплачены, в аренду их никому не дают. И звери не тягловые, а беговые.

Марк кивнул. Поднял темные, серьезные глаза:

- А Каротта?

- Там у меня тоже... поиграли. Две пятерки сцепились: барона Жакри и шевалье Ашанди. Пока пытались друг друга научить плохому - поймали подозрительного парня. Ашанди  подвесил его за ноги и меньше чем за короткую клепсидру вытряхнул, что в шести монастырях Каротты собираются интересные паломники. После чего плюнул на Игру и наведался в один из монастырей... Я дам этому парню место в Отряде, даже если его пятерка не выиграет. Он прошел по волосу и, цени, стратег - остался в живых, ничем себя не выдал и умудрился выскользнуть с добытыми сведениями. А, главное - понял их значимость и немедленно передал, зеркалом, лично в руки Скорпиону.

- Почему такие важные вещи мы узнаем почти случайно?

- Потому, что Школа существует только восемь лет. Обученных людей не хватает. Я их посылаю в Кайору, на побережье, в Миар - туда, где "горячо". А в Каротте и Картаэлле было всего лишь тепло. - Эшери остановился напротив окна, выпрямился. Силуэт его, и так тонкий, вытянулся в струну.  - Я с себя вины не снимаю.

- И чего они так взъелись? - безразлично спросил Марк, буравя взглядом потолок, - подумаешь, прошел маршем по территории чужого государства...  Даркшеб, это ведь не Империя, я ничего не путаю? Дошел до Серых скал. Закопал в песок больше четырех сотен преданных воинов Кесара и пару десятков Святых Жрецов. Осквернил храм... Точнее - сравнял его с землей?

- Чего там осквернять было? - неподдельно удивился Эшери, - они там дурман и яды гнали в товарных дозах. И вообще, нас там не было. Были радикально настроенные представители местной оппозиции. Беда же не идиот, чтобы улики оставлять.

- Тогда чего Благочестивый к тебе примотался?

- А у него паранойя, - невозмутимо сообщил Кот, - я ему везде мерещусь, даже в собственной утренней чаше для омовения.

- Бедняга, - посочувствовал Марк, - за что ему такие кошмары? Ты бы посоветовал Благочестивому самому своими зельями полечиться. Дурманом, там... А если не поможет - ядом.

- Тот точно поможет, - немедленно согласился Кот. -  Радикально. Больше ничего болеть не будет.

И не выдержал - даже не засмеялся, заржал. Зрелище Первого Герцога и Регента, которого перегибает от хохота, оказалось заразительным.

- Но ты же понимаешь, что этот марш наемников по Империи возможен только в одном случае...

- Полном параличе центральной власти. Или ее... лояльности. - веселье Кота словно саблей срезало. - Соседи? 

- А как мыслит Совет Лордов?

- Как всегда - радужно. В Рогери недавно был бунт, у Полночи свои проблемы, Керату мы недавно помогли, и, в благодарность, они в наши свары с Фиолем не полезут. А что думаешь ты?

- То же, что и ты, - пожал плечами Винкер, - Рогери свой бунт почти задавил, Полночь скажет, что "это не проблемы", а Керату забудут про нашу помощь так же легко, как про свои внешние долги.  Если Змея грохнут, никто из них не постесняется оторвать себе кусок от нашей земли.

- Если Змея грохнут, - невыразительно повторил Эшери, - на его место сяду я. И посмотрим, как быстро до всех этих не стеснительных дойдет простая вещь: Рамер Девятый -  лапушка. Как думаешь, когда они захотят его воскресить? Через неделю?

- Я бы сказал... сутки. - Винкер криво улыбнулся, - И кое-кто из наших оппонентов это отлично понимает уже сейчас.

- Он параноик.

-  Священный параноик, - поправил стратег. Помолчал. И все-таки спросил, - Надо объяснять, что это значит?



Татьяна Матуш

Отредактировано: 24.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться