Ловушка для Котенка

Размер шрифта: - +

Глава 7

Я оторопела. У меня никогда не было ни малейших проблем с законом или нарушением правил, но если бы и были – Род меня защитил или… сам наказал. В общем, на лейтенанта я уставилась, как на голограмму, нереальную, неадекватную голограмму.

— Вы серьезно?

— Да, — он протянул руку и снова ухватил меня за руку.

— Отпустите меня, — стараясь сохранять спокойствие, сказала я. — Вы не смеете меня ни в чем подозревать. Мне всего лишь стало нехорошо, вот и все! Поэтому я задержалась.

— Почему вам стало нехорошо? — все тем же неживым металлическим голосом уточнил военный.

— Переела салата!

— Разберемся, — он потянул меня за собой.

Что за нелепое, неестественное развитие событий? Я перестала протестовать, понимая, что меня не услышат, а угрозы только усугубят дело. Так, меня привели в помещение с ярким, раздражающим освещением; в самой освещенной части помещения находилось кресло – огромное, годящееся даже для человека очень высокого и очень плотного. При виде этого кресла у меня по коже пошел мороз…

В этих чудных покоях нас встретила женщина, такая же ледяная и строгая, как лейтенант.

— Нигай пригласил на обед гражданку Унсури, — объяснил тот. — Есть все основания полагать, что со стороны гражданки была попытка эмпатического воздействия на капитана.

— Какие основания? — спросила я.

— Тошнота, сильная слабость и головокружение – симптомы отката после использования психокинеза.

— Я – не психокинетик, мой уровень эо – два. Все ваши обвинения просто смехотворны! Но если вы все-таки сомневаетесь, сообщите обо всем капитану.

— Капитан и дал приказ вас задержать, после того как выяснил, что вы все еще в модуле и вам плохо, — ответил лейтенант сухо.

Моя самооценка, недавно взлетевшая до небес, снова ушла в минус. Дура-дура-дура! Поверила, что настолько хороша, чтобы в меня влюблялись с лету! А на самом деле капитан просто счел меня подозрительной после того обморока у вольер, и потому проявлял внимание. Ненависть, что сбила меня с ног тогда, не была иллюзорной. Это мне хотелось, чтобы она была иллюзорной… Вот я и убеждала себя все эти дни, что мне действительно лишь голову напекло, чтобы не задумываться – а нормальная ли я, или у меня помимо неправильных глаз есть еще что-то неправильное?

— Садитесь, гражданка, — приказал лейтенант, указывая на кресло.

Я села, испытывая жгучую досаду на саму себя. Только моя спина коснулась спинки кресла, мой живот, запястья и лодыжки обхватили плотные повязки, фиксируя в кресле.

— Капитан приказал начать без него. Посмотри гражданку Унсури, — велел женщине лейтенант.

Она кивнула и подошла ко мне, протянула руку, расположила ладонь на моем лбу. От ее ладони пошло тепло, и я немного успокоилась. Она, судя по всему, сильный психокинетик. Пусть, пусть проверит меня и поймет, что не было никакого воздействия с моей стороны!

— Да, был всплеск эо, — констатировала психокинетик после непродолжительной проверки.

— Я так и думал. Ставьте блокатор.

Что?!

Женщина ушла готовить укол, а я ошарашенно замерла, хотя итак оставалась почти недвижимой из-за фиксации. Всплеск эо? У меня? Как такое возможно? Удивление быстро сменилось возмущением, когда я поняла, что мне поставят блокатор эо. Да что они о себе возомнили, да какое у них есть право вот так сразу, без следствия, ставить укол, который ставят буйным эо-одаренным?!

— Товарищ лейтенант, — сказала я голосом, выдающим страх, удивление, возмущение, и много чего еще, — повторяю: мой уровень эо – два. Я практически эо-ущербна и не могу ни на кого никаким образом повлиять.

— Проверим, — ответил мужчина, не приняв мои слова всерьез – я лишь дала им понять, что испугалась.

Это скверно. Но, поглоти меня Черная дыра, я никогда еще не бывала в такой ситуации – меня всегда оберегали от подобного, и я не знаю, как себя вести, когда такое случается! И все же, мне удалось задушить панику и добавить:

— Если вы это сделаете, то нарушите закон ЦФ и нормы морали Союза людей.

И вновь мои слова ушли в пустоту. Эти люди моралью не отягощены...

Укол был не болезненным – унизительным. С меня сняли ТПТ-передатчик (переговорное устройство, используемое также для защиты от внушения и чтения мыслей) и подождали, пока не подействует блокатор. Женщина заговорила со мной, пристально глядя в глаза, и, как я ни старалась не слушать, не смотреть, мои органы чувств предавали, подчиняясь повелительной силе ее голоса и взгляда.

Лейтенанта интересовало, имела ли я злой умысел, прилетая на базу. Женщина, следуя его указкам и вопросам, копалась в мыслях и воспоминаниях, связанных с Ларио Гетеном и его практикантами. Я, конечно, пыталась защищать свои мысли, но психокинетик легко обходила мою оборону. До смешного легко… Как уязвимо человеческое сознание без ТПТ-блока!

«Допрос» длился минут двадцать, но мне показалось – долгие часы. Естественно, я оказалась чиста, как младенец, и они не нашли ничего, что искали.

— Х-м-м, — под конец протянул лейтенант. — Я был уверен, что с гражданкой Унсури нечисто. Ты заметила какие-то следы манипуляций с ее сознанием? Ее память подчищена?

— Не могу сказать точно. Ее мысли, касающиеся последних дней, забиты сугубо романтическими переживаниями. Может, эти мысли – обманка, щит, чтобы не пробиться к правде. А может, и нет.

— Стерва, — проговорила я с отвращением. Меня мутило снова – но уже от того, как подло и цинично копаются в моих сокровенных мыслях.

Все было плохо, но стало еще хуже, когда в комнату для допросов вошел капитан Диль Нигай. Тот самый вежливый, первоклассный представитель первой крови, который совсем недавно казался мне очень интересным человеком. Да и я вела себя с ним как уверенная в своей привлекательности кошечка, еще и гордилась, что он мной интересуется.



Агата Грин

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться