Ловушка для Котенка

Размер шрифта: - +

Глава 9

Я сидела в одной комнате с бежавшим гибридом в компании безумного ученого и тщетно пыталась примириться с реальностью. Как такое возможно, чтобы я вляпалась в подобное?

— Унсури, — позвал меня Гетен, — не спи. Я питаю слабую надежду, что ты нормальный человек, склонный к состраданию. Но так как эта надежда очень слаба, я надеюсь на твое чувство самосохранения. Если я попадусь, то заявлю, что ты моя сообщница. И крутись, как хочешь, дорогая. Даже если отмажешься, ни один высокородный на тебя не глянет, твоя репутация будет на сотни лет испорчена, и репутация твоего Рода тоже.

— Вы подлец.

— И все же ты говоришь «вы», потому что понимаешь, что мое слово гораздо ценнее твоего и я весь в целом гораздо ценнее тебя. Ну, это все мелочи. Если ты поможешь нам, я обещаю тебе отличные характеристики и места на практику.

— Вы – скандально известный ученый, не нужна мне ваша практика!

— Но я известен, и у меня нет недостатка в работе. Я нужен Союзу, дорогуша, как бы меня ни хаяли. Если твое имя будет связано с моим, тебя запомнят.

— Вы нарушаете закон. И сильно рискуете.

— Я не боюсь за себя.

«Действительно, такие, как Гетен, не боятся». Раздраженная от того, что показала слезы, я посмотрела на лирианца излюбленным холодным взглядом.

— Что вы от меня хотите?

— Нам предстоит сложное дело – эмоции могут помешать. Было бы неплохо, если бы рядом оказался эмпат, умеющий успокоить в нужный момент.

— Я только начала изучать свои способности. К тому же, я чувствую только животных и… — я замялась, не зная, как назвать Эльки. Она человек… но в то же время она и не человек.

— И гибридов, — за меня ответил Гетен. — Ты чувствуешь тех, чьи вибрации ниже и грубее, чем у людей. Нужно, чтобы ты успокоила Эльки. И остальных.

— Остальных?

— Я намерен вывезти с Гебумы еще нескольких гибридов.

— Как?!

— А это уже не твое дело. Скоро мы – несколько человек со станции – полетим в резервацию, якобы на профилактический осмотр и сбор анализов для опытов. У нас будет день на то, чтобы устроить побег. Я возьму тебя, как свою ассистентку, будешь притворяться, что хотя бы что-то умеешь, а на самом деле – успокаивать тех из гибридов, кто сильно занервничает. Если я буду на кого-то воздействовать, это заметят, а в тебе заметят только сиськи.

Да как он смеет?

— Ваше поведение отвратительно, — надменно сказала я, напуская во взгляд и голос еще больше холода. — А ваша затея – безумна. Вы считаете что я, родовитая гражданка, рискну своим положением?

— Рискнешь. Тебе придется довериться мне, Унсури. Если сдашь меня, я усложню тебе жизнь. Очень.

— Вы еще и шантажист, — выговорила я с усмешкой. — Неудивительно, что о вас идет дурная слава.

— О всяком, кто что-то из себя представляет, идет дурная слава, — высокомерно заявил лирианец. — А ты бы лучше пригляделась к своему окружению. Не пришлось бы тогда гадать, кто на тебя воздействовал.

— Я это выясню, не сомневайтесь. Но только с психокинетиком, которому доверяю всецело.

— Твое право. Ну, мы договорились?

— Договорились? Вы меня вынудили.

— Нет, дорогуша, мы пришли к взаимовыгодному соглашению. Все, как вы, центы, любите. Кстати, в настройке эмоционального фона гибридов можешь попрактиковаться прямо сейчас. Я выйду ненадолго.

С этими словами Гетен очень быстро вышел из комнаты и запер нас.

Да что же он за псих такой?!

Я вновь испугалась, и это был здравый страх. Однако Эльки нервничала гораздо больше, чем я. Ее эмоции легко читались мной, ее энергетика заполнила эта комнатушку… Кстати, об энергетике – как это ее не заметили здесь? Как смогли провести гибрида на станцию? Кто еще помогает Гетену?

Я повернулась к девушке-гибриду и посмотрела на нее глазами родовитой центаврианки. Мой отец назвал бы Эльки «уродом». Весь ее облик излучает неправильность и странность. Ни намеку на красоту. Тонкокостное, чудное создание… В моей душе шевельнулось что-то вроде отвращения, но сразу же сменилось другим чувством – жалостью.

Гетен прав – в чем ее вина? В том, что ее вывели из пробирки, чтобы сделать рабой? В том, что она родилась на землях, принадлежавших расе рептилоидов?

Эльки, чувствуя мой взгляд, сжала голову в плечи. Она сама себя стыдилась.

Мне хотелось знать, как они вообще смогли все это провернуть и как собираются вывезти с закрытой планеты, напичканной военными, гибридов. Еще мне хотелось знать, почему Эльки бежала, как именно обращаются с гибридами, так ли жесток капитан Нигай… Но ни одного вопроса не задала.

Теоретики психокинеза утверждают, что эмпатия – навык очень полезный и очень опасный для тех, против кого его применяют. Если твои мысли читают, их можно контролировать, а вот эмоции, чувства, порывы неуправляемы. Так вот, я и безо всяких ответов поняла по ощущениям Эльки, как ей жилось в резервации.

Страх, боль, стыд… А ведь она совсем юная – не более двадцати лет…

У меня у самой детство и подростковый возраст были несчастливыми, наполненными чувством неполноценности, придирками и упреками. Я себя тоже в какой-то мере ощущала уродом и очень хорошо понимала, что не только не любима, но и даже ненавидима. И тоже спрашивала про себя у Звезд: «Почему я родилась такая? Почему я так противна отцу?» Звезды, конечно, не отвечали.

Эльки глянула на меня воровато и сразу же опустила глаза.

И как мне вести себя с ней? Сказать: «Блага, меня зовут Кэя из Рода Унсури, рада знакомству. Всегда хотела посмотреть на гибрида вживую!» Я никогда не отличалась особым дружелюбием, тем более по отношению к другим… видам. Поэтому я ограничилась тем, что кратко предупредила:



Агата Грин

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться