Ловушка для Сверхновой

Глава 13. Страхи

Артур Никитин

 

Я вздрогнул, словно от удара током, когда кто-то потряс меня за плечо. Страшась своего же желания, попытался осторожно оглянуться. И тут реальность помутнела, начала таять, расходиться в стороны, будто кто-то раздвинул театральный занавес. Я передёрнулся всем телом и … проснулся.

— Господин Никитин, мы идём на посадку. Пристегните ремни.

Сквозь жалюзи, закрывавшие иллюминаторы, розовел рассвет, наполняя салон золотистой дымкой. Рядом с креслом, чуть склонившись, стоял полковник Кейн, тёмное от загара лицо выглядело подобострастно, и на удивление не уместно.

— Благодарю вас, полковник, за заботу, — я сумел выдавить из себя несколько слов.

Мерное гудение двигателей перешло в натужный гул — космолёт, опустив нос, начал снижаться. Но, по-прежнему, я не представлял, куда меня привезли, напряжение в солнечном сплетении росло, увеличивалось, колени стали слабеть. Ладони покрыл липкий пот. И по виску скатилась противная струйка.  

Космолёт тяжело коснулся полосы, вжался в него всей своей массой. Вдавило в кресло  с такой силой, будто сверху навалился бегемот. Завизжали, заскрежетали шасси. Задребезжали стаканы на полированном столике, разделявшем меня с полковником, на бесстрастном лице которого не отразилось ни малейшего волнения. И в голове мелькнула мысль, что в экипаже не очень опытные пилоты — Олег умел сажать любой летательный аппарат так мягко, словно клал младенца в люльку. Хотя я знал, что сам он не ощущает перегрузок. Но чутье пилота, его умение вызывали восхищение. И вновь боль утраты заполнило душу, и прожёг стыд, что пусть во сне,  кошмарном сне,  я хотел убить его.

Мы остановились. Повисла на миг тишина.  Отстегнув ремни,  я хотел встать, но космолёт дёрнулся,  и платформа под ним начала медленно опускаться.

Когда сошёл по трапу, испытал острый приступ дежавю. Но теперь я понимал, каким образом космолёт попал в этот тесный ангар. Хотя здесь на стенах не было грязных потёков. Наоборот. Они были девственно чистыми, отделаны матовыми панелями серебристого цвета, пол покрыт тёмно-серым материалом со светлыми вкраплениями. И немного пружинил под ногами.  

Двери распахнулись, закружилась голова от пьянящего аромата цветущих лип и яблонь. Что за чертовщина? В жизни не видел этих ровных аллей платанов и вязов, которые разделяли зеркальные воды каналов. Как, каким образом эти картины пробрались в мой кошмар?

Но тут пелена спала с глаз. Нет никакого сада, парка, аллей. Тесное помещение с глухими стенами, по которым змеились толстые кабели. В центре — круглая шахта лифта.

— Господин Никитин, — ко мне шагнул высокий молодой человек в темно-сером костюме. — Приветствую.

И я узнал Руслана Моргунова. Он схватил мою руку, потряс:

— Я провожу вас в апартаменты. А вы, полковник,  можете быть свободны.

Кейн вытянулся, щёлкнул каблуками и удалился.

Руслан посторонился, пропуская меня в кабину. Когда за его спиной сошлись  створки,  лифт с мягким гудением тронулся и стал опускаться. На овальном табло менялись цифры, и, проходя очередной этаж, едва заметно гас и вновь загорался свет. 

— Вы понимаете, доктор Никитин, — прервал тягостное молчание Руслан. — Земля на грани катастрофы, а вы здесь будете в безопасности. Мы обеспечим вас всем необходимым.

Что я мог ответить? Неужели нельзя было объяснить, в чем дело сразу? И не привозить меня тайно чёрт знает куда!  Со мной обошлись, как с преступником, как с последним мерзавцем, которого надо изолировать от общества!  Идиотизм. 

Лифт  остановился. С тихим шипением разошлись створки. И я поёжился. Широкий коридор, конец его терялся где-то в темноте. Пол скрыт серым ковром с коротким жёстким ворсом. Стены глухие, отделаны белыми панелями.

— Это жилая зона, — объяснил Руслан. — Вот ваши апартаменты.

Мы остановились напротив абсолютно голой стены. И лишь присмотревшись внимательно, я заметил, что в ней есть дверь. Она отличалась цветом, была чуть утоплена, но ни ручки, ни косяков, ни кодового замка.

— Не волнуйтесь, доктор, — Руслан одобряюще улыбнулся, видимо, поймав мой непонимающий взгляд. — Смотрите внимательно.

Он провёл ладонью на стене на уровне глаза. Краска будто облезла, обозначилась панель с цифрами и символами.

— Ваш код — АН-346. Запомните.

Дверь отошла с мягким шипением,  за ней оказалась  прихожая, которая вела в  гостиную. Белые стены, бежевые шторы на окнах, за которыми проглядывала голографическая имитация сада. Низкий диван, обитый кожей кремового цвета,  у стены, пара кресел в тон ему. И даже камин, отделанный серым с розовыми прожилками мрамором. А на полке его — старинные часы в деревянном полированном корпусе.

— Надеюсь, вам понравиться здесь.

Я устало опустился на диван, откинулся на спинку.

— Руслан, мне нравится. Но скажите откровенно. Я пленник? Ведь так?



Lord Weller

Отредактировано: 15.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться