Ловушка для Сверхновой

Глава 18. Двойная угроза

Олег Громов

 

Мы нырнули прямо в то самое место, куда исчез призрачный флагман Беккера. И словно кто-то ухватил меня за голову и ноги, начал растягивать, как резиновую ленту. Странное напугавшее меня ощущение.  Никитин рассказывал об этом. Называлась эта штука «феномен спагетти» и происходила с объектами, которые попадают в чёрную дыру. В глазах потемнело, затошнило. И тут мы вырвались на волю,  прямо передо мной стала нарастать бело-голубая махина. Оказалось,  мы мгновенно перенеслись к Земле. С облегчением я выдохнул, дал команду суперкомпу перевести шаттл на околоземную орбиту и выключить двигатели.

Сквозь пухлые хлопья облаков просматривалась серо-стальная водная гладь, проткнутая острыми горными вершинами. На панорамном экране выскакивали и вновь пропадали координаты тех мест, где мог бы совершить посадку наш космолёт. Ничего подходящего. Разрушено, затоплено. Хаос.

Космолёт влетел на неосвещённую солнцем сторону, окунувшись в чернильную тьму, робко прерываемую редкими золотыми искорками. Где же залитые электрическими огнями мегаполисы? Почему за такое короткое время Земля превратилась в ад?

И вновь в кабину хлынул яростный  свет. А  бортовой суперкомп радостно оповестил, что место для посадки найдено. И я глазам своим не поверил — станция Мак-Мердо в Антарктиде! Там действительно была отличная ВВП, куда могли сесть даже тяжёлые самолёты. Но как там посадить космолёт в мороз и снег?

Стоп. Какой мороз и снег? Рассвирепевшее от гамма-излучения Сверхновой солнце растопило все льды. Лишившись векового панциря, Антарктида сжалась в крохотный лоскуток и где-то на востоке его, между скрытых под буйной зеленью гор, находилась теперь чаша бывшей полярной станции с будто игрушечными кубиками домов и ангаров.

Для проформы я отправил сигнал «свой-чужой», но в ответ увидел на экране лишь помехи. Панорамный экран отобразил во всей красе взлётно-посадочную полосу, высокий гриб  диспетчерской вышки, столбы с огнями высокой интенсивности для посадки  — скорее всего, они не работали. Но сейчас, при ярком солнечном свете, они были не нужны.

Решил, что буду садиться в ручном режиме, по приборам. Не впервой. Главное, чтобы полосы хватило. Повёл космолет на снижение, аккуратно сбрасывая скорость. Прижал шасси  к пластобетону, как мягко, как мог. Надрывно и резко завизжали тормоза. И вот мы уже мчимся между невысокими ангарами и домиками, а за ними сверкает расплавленное солнцем серебро океана.

— Всё, приехали, — я бросил взгляд на Мизэки. — Как ты?

Ей здорово досталось. Сидела, откинувшись без сил на спинке кресла, грудь тяжело вздымалась и опадала под свист дыхания, вырывавшегося из приоткрытого рта.

— Всё в порядке, — голос прозвучал тихо, но уверенно.

Гибкими змеями уползли в кресло привязные ремни. Девушка  попыталась привстать, но её качнуло, повело, так что пришлось вцепиться в подлокотники. Я подскочил и успел подхватить её, усадив вновь.

— Ладно, я пойду на разведку, а ты здесь пока посиди. ОК?

— Будь осторожен, Олег.

Я открыл верхний люк в кабине и, прихватив «Сжигатель»,  вылез. Внимательно в бинокль оглядел местность. И тут же обнаружил гостей — к космолёту направлялась троица в камуфляжной форме, с автоматами наперевес. Остановились в дюжине шагов и невысокий, но плотный мужик, возглавлявший группу, задрав голову, крикнул:

— Твой аппарат?

— Мой, — отозвался я.

Вылез на крыло и уселся там, положив пушечку на колени.

— Ясно. Крутая вещь. Слезай, поговорим. Обещаю, мы тебя не тронем.

Тронут они меня, пусть попробуют. Закинув «Сжигатель» за спину,  я спрыгнул с высоты трёхэтажного дома, даже не вызвав лестницу.  

— Лихо сиганул, — с явным одобрением оборонил главарь, подошёл ближе, так что я смог разглядеть его плоский, словно вдавленный в лицо, нос, широкую нижнюю губу. Все остальное тонуло в тени.  — Ну,  и кто ты такой?  

— Полковник Олег Громов.

Главарь ухмыльнулся, показав неровные зубы с большими расщелинами между ними, и хохотнул.

— Ну, с такой х…й, — он уважительно кивнул в сторону шаттла за моей спиной. — Можешь себя считать хоть Иисусом Христом и всеми его апостолами.

— А с такой х…й кем я могу себя считать? — с вызовом поинтересовался я, приподнял левую руку и ослепительный солнечный зайчик подпрыгнул на зеркальной синеве катаны.

Они отшатнулись, схватившись за автоматы. Тень скрывала их лица, но я видел сверкнувшие  белки глаз.  Главарь вытащил допотопную рацию и пробурчал в динамик:

— Этот хмырь говорит, что он — полковник Олег Громов. Да! Именно! И у него бионическая рука.

Он спрятал рацию и сделал знак своим подручным:

— А эту хреновину мы у тебя всё-таки заберём. Не возражаешь? Нас ведь много тут. И всех ты нас не перестреляешь. Так что давай, шагай.



Lord Weller

Отредактировано: 15.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться