Ловушка для Сверхновой

Глава 9. Регенерация

Мизэки Сакураи

 

— Ну что скажешь? — Адам, стоявший за моей спиной, мягко сжал мне плечо.

Я ещё раз вгляделась в окружавший меня с трёх сторон дугообразный экран с высвеченными формулами. Они ложились на канву, как иероглифы, написанные чернилами  на шёлке. Их красотой можно было наслаждаться, как подводными пирамидами Йонагуни или скульптурами итибоку. Это непревзойдённое совершенство — один из признаков того, что теория абсолютно верна. Как бы мне хотелось работать вместе с гением, который мог создавать такие прекрасные вещи.

— Всё, то же самое, Адам, как и говорил Громов. Здесь только половина. Для нас бесполезная.

Я вздохнула и бросила взгляд на Тенингена, который увлечённо кидал дротики в трёхмерном тире — в густых зарослях бегали толпой огромные дикие звери всех форм и размеров, а этот обалдуй развлекался, метал в них копье. Ощутив мой взгляд, он оторвался от своего занятия, и криво ухмыльнулся.

— Во как смотрит, убить готова, — он хохотнул, но как-то не очень весело. — Злится.

— Ты, идиот, Тен. Зачем ты убил Громова?! Зачем?

— Он сам напросился, — Тенинген взял очередной дротик, висящий рядом с ним, и метнул в мишень — прямо в глаз здоровенного спеказауса. — Бинго! И ничего особенного. Ну,  дал чуть лишку разряда.

— Лишку? Десять  тысяч вольт! Ублюдок! Такого не может выдержать никто! У него остановилось сердце!

Дротики, висевшие в силовом поле, сорвались и стаей огромных злых ос окружили физиономию Тенингена. Я поддержала их, со злорадством наблюдая, как отливает краска от его толстых щёк.

— Задолбала ты меня своими самурайскими штучками, — выдохнул Тенинген, когда  дротики с весёлым стуком усыпали пол вокруг него, как капли дождя в жаркий полдень. — Включи поле опять, зараза! Дай поиграть спокойно!

— Но это странно, Мизэки, — подал голос Адам из высокого кресла, где вальяжно расположился с сигарой. — Раньше ты могла легко справиться с подобной проблемой. Пфф. Запустить сердце — проще простого.

— Мне кажется, — сказала я, и мой голос дрогнул. — Он сам его остановил.

— Вот как? — Адам покачался в кресле, оперся о  подлокотник, изящно сжав двумя пальцами верхнюю губу и подбородок. Театральный жест, который должен был продемонстрировать окружающим, что он в глубокой задумчивости. — Но на такое способны только тесназуанцы.

— Да, а он просто человек. Поэтому он умер. И мы лишились всякой возможности заполучить разработку профессора. Я говорила вам! — сжала виски, в которых полыхала огнём боль. — Нужно было просто обратиться к Никитину, дать ему нашу информацию и он бы помог!

— Ну да, и чего б ты ему сказала? — фыркнул Тенинген, в очередной раз вонзив дротик прямо в глаз какой-то огромной зверюге, смахивающей на гибрид полосатого носорога и саблезубого тигра. — Мы прибыли из другого мира и хотим туда вернуться. Ха!

— Он учёный и он бы поверил. А теперь всё! И всё из-за тебя, идиота!

— Ничего ещё не потеряно. Будем ждать, — раскурив сигару, Адам выпустил в потолок облачко ароматного дыма и стал выглядеть очень благодушно. Глаза затуманились, мускулы на лице расслабились.

— Вы не понимаете, — покачала я головой. — Из-за нашего появления здесь произошёл разрыв пространства-времени.

— Да, и что? — спросил Адам как-то снисходительно.

— В разрывах будет постоянно идти циркуляция — обмен  реальностями, из альтернативных Вселенных сюда, и обратно. Это погрузит Землю в хаос!

— Да и насрать! — отозвался Тенинген. — Какое нам дело до этой гребанной планетки?

— Тебе может быть. Но этот хаос поглотит и наш корабль. Если мы не сможет отсюда выбраться.

— Не очень приятная ситуация. Но думаю, ты пессимистка Мизэки, — философски заметил Адам. — Я надеюсь на лучшее. И потом, Никитин может взять и сделать открытие. Где-нибудь в ближайшее время. Я верю, что наш Супермозг не лжёт и его прогнозы верны, как никогда. А пока пошлём Никитину маленький подарочек — вторую руку Громова.

Я хотела сказать, что это не имеет никакого смысла. На Земле уже поняли, Громов мёртв. И официально похоронили его, но тут же осеклась. Адам прикажет избавиться от тела. Он и так опасался, что земляне могут вычислить наш корабль по радиомаяку, который запрятан в теле Громова.

— Зачем? Никитин прислал и так всё, что мог.

— Не верю, — глубокомысленно поднял брови Адам и покачал головой. — Этот хитрый лис что-то скрывает. Тенинген, помоги Мизэки.

— Не надо,   — холодно отрезала я. — Я сама могу прекрасно справиться.

— А-а-а, — протянул ядовито Тенинген. — Хочешь с ним наедине остаться? Он чо тебе так понравился? — хохотнул, и взгляд  стал противно масленым. — Наша бедная Мизэки влюбилась. Влюбилась! Давай-давай, пойди, ещё потрахайся с ним. Х… у него теперь твёрже, чем у меня. Да?



Lord Weller

Отредактировано: 15.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться