Ловушка для Сверхновой

Эпилог

Артур Никитин

 

Ветерок тайно шепчется с листвой, приносит терпкий запах морской  воды, гниющих водорослей, рыбы, щекочет ноздри, холодит моё лицо, руки. Стрекот цикад. Надрывные стоны чаек. Срываю один из белых соцветий цветков болиголова, растираю в ладонях и вдыхаю его дурманящий аромат. Голова кружится, плывёт, хочется развести руки и взлететь. Пролететь над лугом, где изумрудными волнами ходит высокая трава, как бескрайний океан. Для любого человека в этом нет ничего особенного. Но только не для меня. Теперь, когда я вновь могу всё это ощущать,  испытывать эмоции. Когда я потерял эту возможность, и вновь обрёл её, понял, насколько это необходимо мне, как это потрясающе быть живым. Мышление без эмоций приносит лишь невыносимую скуку и апатию. Только гормоны, которые выделяют мой организм, могут даровать  настоящую радость жизни. И всё это благодаря той девушке, которая пришла вместе с двойником Олега Громова, Эвой и тощим молодым человеком. Когда она попыталась перепрограммировать телепорт, сработала система защиты и оглушила её электроразрядом.

Когда клон Громова решился всё-таки использовать телепорт, энергетические установки отключились не всё. Я успел использовать часть их мощности, чтобы переместить мой оцифрованный разум в тело девушки, которую Громов назвал «Мизэки». Красивое имя, переводится с японского, как «цветок красоты». Почему я знаю об этом? Теперь знаю, потому что мой мозг использует информацию не только накопленную мною за все эти годы, но и этой девушки.

Я бы предпочёл  тело того тощего парня со впалыми щеками. Но Громов взял его с собой. Но эта девушка… О, как она прекрасна! Она не только оказалась наделена какой-то экзотической, неземной красотой, но и высочайшим интеллектом. Я боялся, что в её мозгу будет недостаточно нейронных связей для меня. Но оказалось, что их там предостаточно и хватит мне с лихвой.

Когда я увидел Эву вместе с клоном Громова, то лишь зафиксировал это состояние у себя в базе данных. И лишь потом, когда вновь обрёл способность чувствовать, меня накрыла ревность и досада, что она сошлась с ним. Впрочем,  лицо Эвы, залитое слезами, заставило моё сердце забиться громко и часто. И я втайне понадеялся, что она хоть немного, но любила меня. И страдала от того, что потеряла. 

Меня не тяготит одиночество. Я привык к нему. И сейчас тихими безоблачными ночами с удовольствием наблюдаю россыпь звёздных скоплений, серебристую вязь Млечного пути в телескоп научного центра. Вспоминаю с  теплотой, от которой болезненно теснит грудь,  те годы, когда был студентом, а потом и аспирантом МГУ, ездил в Карачаево-Черкесию, где в получасе езды от Кисловодска находилась одна из лучших обсерваторий мира, построенная здесь в начале двадцать первого столетия.  Здесь в огромный зеркальный телескоп я наблюдал Вселенную,  сделал свои первые открытия.  

Возможно, мне удастся восстановить наш центр, и тогда я смогу клонировать собственное тело и для себя, и для остальных, чей разум успели оцифровать. Большая часть электрогенераторов отключилась, но это стало в какой-то степени благом, доброй вестью, потому что, наконец-то ловушкам Грушевского пришёл конец. Они больше никого не превратят в несчастных подопытных морских свинок, которых ждёт один финал — гроб в виде спрессованного куба из собственных останков. 

Не знаю, смог ли клон Громова раскрыть мою ловушку, спасти Землю. Связь со звездолётом оборвалась вместе с отказом генераторов. Но я надеюсь, только надеюсь, что этот клон Олега всё же получил хоть какие-то уникальные навыки моего друга. Сумел пережить страшную радиацию и немыслимые перегрузки. Надеюсь. Надежда — это тоже чувство, которое мне очень нравится ощущать.



Lord Weller

Отредактировано: 15.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться