"Ловушка во времени"

Ужасное открытие. Первые шаги в чужом мире

Вступление

 

Стоунхендж – один из древнейших монументов на Земле. Колоссальный по своим размерам, он был возведен три тысячи лет назад народностью, заселявшей нынешнюю территорию Великобритании.

Все важные решения – возделывать ли землю, начинать ли сеять, пришло ли время убирать урожай – принимались старейшинами, которым после смерти воздвигались каменные монументы. Лишившись поддержки, потомки обращались уже к каменным глыбам, пытаясь угадать ответы на важные вопросы. Чтобы умилостивить предков, им стали поклонялись как богам, принося перед памятниками жертвы. Так родилась друидская религия, благодаря которой подобные памятники воздвигались по всей Британии.

Один из них возник в трех километрах от Стоунхенджа и представляет собой круги из вертикально врытых в землю бревен. Называется он Вудхендж (wood – дерево). Путь от Вудхенджа к Стоунхенджу – это дорога от восхода солнца к закату, от рождения к смерти. Движение от дерева к камню – символ того, что наше тело однажды из живущего превратится в прах. Существует предположение, что благодаря близости к реке тела умерших отправлялись здесь в свое последнее путешествие. к воде относились как к переходу в иной мир.

Соплеменники верили, что, пристав где-нибудь к земле, как и семена для будущего урожая, души могут возродиться к новой жизни.

 

 Глава первая: Знакомство с семьей Гольдбергов. Хрустальный дворец

 

Люси открыла глаза и осмотрелась вокруг. Она лежала на кучке старых листьев, прелый запах которых был первым, что она почувствовала, придя в себя. Солнце еще не взошло, и окрестности просматривались нечетко. «Что случилось? Где все? и где я?» Она прислушалась, желая уловить голоса родных и гостей. Было тихо.

«Том», – позвала девушка. Ее голос прозвучал хрипло и безнадежно. Никто не откликнулся, только просыпавшаяся природа отозвалась хлопаньем крыльев вспорхнувшей птицы. Встав и отряхнув свой костюм, она почувствовала холод и оглянулась по сторонам в поисках сака и шляпки. Потерянного головного убора нигде не было видно, а накидка лежала неподалеку. Найдя ее, Люси закуталась и постаралась осмыслить, что же с ней произошло. Она помнила, как шла вместе с Томом среди стеклянных глыб Сюрприза, повторявших форму Стоунхенджа, и они напоминали ей огромную ледяную ловушку. Было немного жутко, и она крепко держала брата за руку. Позади слышались голоса отставших гостей, смех Кэти и Джордана, довольных, что им разрешили не спать.

Вдруг ослепительно яркий луч восходящего солнца пронзил насквозь все тело, густой туман, забившийся в глаза и рот, отделил ее от действительности, ноги перестали чувствовать опору. Она ощутила, что движется со скоростью, от которой замирало сердце и было трудно дышать, но не могла определить, куда было это движение. Ни вниз, ни вверх, ни вперед или назад – оно было... внутрь. «Куда я лечу?» – мелькнула мысль, и ее сознание отключилось. Последнее, что Люси увидела на мгновение, была линия горизонта, почему-то преломившаяся пополам. Дальше она не помнила ничего.

Люси Гольдберг, дочь известного владельца стекольного завода и внучка того самого Гольдберга, что получил награду из рук самой королевы Виктории, исчезла.

 

Вольфганг Зигфрид Гольдберг, выходец из Германии, большую часть сознательной жизни прожил в Англии. Здесь он основал стекольный завод, ставший одним из первых в округе. Миссис Гольдберг была миловидной женщиной, обожавшей своего мужа. Она всегда заранее соглашалась со всем, что он делал и говорил. Благодаря этому в доме всегда был мир и покой, и их семья являлась примером для жителей города.

Это была эпоха, когда технический прогресс кружил головы. Все казалось возможным в Великой Британии, владелице огромных колоний. Империя, управляемая королевой Викторией, обладала самыми быстрыми поездами, телеграфным сообщением, проведенным по дну океана, оснащенным флотом.

Чтобы отпраздновать успех промышленной революции, принц Альберт, супруг королевы, предложил устроить Всемирную выставку, открывшуюся в Лондоне в 1851 году. Она располагалась в Гайд-парке в огромном стеклянном здании – Хрустальном дворце, построенном для этих целей. Здание выставки являло собой чудо техники и современного дизайна!

Предприимчивый мистер Гольдберг, сумевший добиться выгодного заказа, оказался в компании крупных заводчиков, поставлявших стекло для этой постройки. Выставка продолжалась шесть месяцев, и в течение этого времени мистер Гольдберг привозил знакомых полюбоваться на чудесное здание. Каждый раз обводя их вокруг Хрустального дворца, он, остановясь, указывал наверх: «Вон там, видите, панели – те, что блестят ярче других? Это мое стекло».

Джентльмены, придерживая цилиндры, всматривались сквозь монокли. Дамы в платьях на кринолине осматривали туалеты остальных дам, не интересуясь, отличаются ли одни стекла от других. Наибольшей популярностью пользовалась миссис Сорти, юбка которой занимала площадь с Биг-Бена в диаметре.

Мистер Гольдберг чувствовал себя героем дня, говорил без умолку, докучал историями, произошедшими на заводе, и грозно смотрел в сторону равнодушных.

Миссис Гольдберг была горда своим мужем. Она с осуждением поглядывала на дам, которые вместо того, чтобы прислушиваться к умным речам, обсуждали появившуюся на выставке миссис Амалию Блумер, вышагивавшую в коротком (ниже колен) платье с надетыми под ним шароварами. Это была одна из первых героинь, осмелившихся надеть брюки. Шум, возникший от ее появления, заглушил речь героя дня, и мнения присутствовавших разделились. Мужчины считали подобный костюм оскорблением мужского достоинства, а дамы перешептывались, запоминая детали сенсационного туалета. Миссис Сорти, недовольная тем, что перестал быть самой модной, кривила губы и говорила: «Это что, походила бы она в таком кринолине, как у меня!» Но ее никто не слушал, даже собственный муж вставал на цыпочки, стараясь разглядеть необыкновенную даму. Когда же миссис Блумер удалилась, мистер Гольдберг продолжил свой рассказ.



Дитта Татта

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться