Ложка меда для принца

Font size: - +

Проблема

В замке Шант-дель-Берг царила тяжелая атмосфера. Лакеи, официанты, конюхи, да что там – сам главный палач – сидели, боясь лишний раз высунуться из своих комнат. Ко всеобщей атмосфере страха добавлялось еще и полная тишина, гуляющая по коридорам этого огромного, старинного здания. Наконец, позолоченные двери королевской опочивальни растворились и к совету министров, в полном составе поджидающему в коридоре возле комнаты, вышел врач в чумной маске. Сдвинув клюв, он обнажил покрытое потом лицо, и, тяжело вздохнув, произнес:

-Многоуважаемый совет министров, я вынужден заключить, что наш Светлый Принц, Бастиан Первый, победитель драконов, великанов и ведьм, болен простудой.

Совет министров замер в ужасе.

Некоторые даже достали из-за пазух маленькие ритуальные амулеты и поцеловали их. А главный министр перекрестился мячом Вальтера.

-Н-насколько все с-серьезно? – чуть заикаясь спросил один из них.

-Кашель, насморк, температура, - горестно произнес доктор.

Совет министров замер.

-Какая температура? – еле дыша, спросил главный министр.

-Тридцать семь и пять,- вынес смертельный приговор доктор.

И удрученный министры снова начали молиться и божится Великому Вальтеру, дабы тот с ниспослал им избавления от мук. Впрочем, молились министры исключительно за себя и ради себя. И помолиться за принца Бастиана никто из них даже не думал. А отчего?

Все дело в том, что доблестный и прекрасный принц Бастиан Первый, победитель драконов, великанов и ведьм обладал, скажем мягко, дурным характером.

Даже в лучшие дни, после славной победы над чудовищем или же выигранной войны, принц запросто мог отправить в темницу или в ссылку за слишком буйное проявление радости/слишком скупую радость/неподобающую улыбку/не то выражение лица/грязные ботинки/и так далее и тому подобное. Принц мог и умел придраться ко всему, что не угождало его взору. А иногда, когда настроение его было особенно хорошим, он мог отправить «ко всем демонам» и просто так, во имя поддержания своей репутации. И такой зверский характер всего в двадцать лет!

Так чего же можно было ожидать, когда на принца напала хвороба? И когда у него аж тридцать семь и пять? Самая мерзкая и ужасная из температур!

Половина министров написали завещания, поимая, что этой болезни принца они не переживут. Вторая половина – заранее собрала вещи ехать в ссылку. Главный же министр был озабочен двумя вопросами: как лечить принца? И кто будет этим заниматься?

И если «как» уже подробно расписывал главный врач (надевший чумную маску не от боязни схватить инфекцию, а просто чтобы его под ней не узнал принц и, разгневавшись на что-либо, не отправил в ссылку), то вопрос «Кто?» все еще витал воздухе.

Сам врач наотрез отказался, сказав, что долг врача выполнил: больного осмотрел, микстуры прописал. Ну а из ложечки его ими поить – это уже любой сможет. Конечно, министры с радостью заставили бы врача этим заниматься, но тот был действительно хорошим специалистом, и спас от более сильных, чем у принца, хвороб ни одного члена их семей…Да и жалко как-то было врача в ссылку отправлять… (А что этим кончится в лучшем случае, никто не сомневался). Поэтому стали думать дальше.

Ранее, когда принц был маленьким, за ним ухаживала его мама, королева. Но вот неурядица: королева уже семь лет как умерла. И только чудом принц не болел все это время! А сейчас, проводя войска через болота на бой в кровожадным водяным, поедающим юных дев, принц подхватил простуду! (Хоть и поговаривали, что это был не просто простуда, и последнее проклятье от водяного). Впрочем, простуда или проклятье – дела это не меняло.

Министры думали и думали.

Может, вызвать некроманта и оживить королеву-мать?

Нет…Как-то жестоко. По отношению к королеве, конечно же. Она уже выстрадала свое с сыночком?

Может тогда вызвать заморских врачей?

Только где достать тех, кто про их славного Бастиана не слышал? К тому же, заморские врачи ехать будут долго.

А если эльфов приобщить для того, чтобы те принца отварами поили?

Но эльфов Бастиан почему-то особенно не любил. Даже меньше, чем вампиров. «У вампира хотя бы понятно, что на уме», - говорил он. Некоторые министры соглашались с принцем в данном вопросе: вампиры всегда были кровожадны, тогда как эльфы – крайне милы, пока что-либо не затрагивало их интересы, а вот когда затронет…Тогда и случались самые жестокие войны. Впрочем, мы тут не параграф истории пишем.

Лечит надо было принца. Но кто отважится?

И тут один из министров (кажется, это был министр сельского хозяйства…или министр культуры…) хлопнул в ладоши и сказал:

-Я знаю! Я знаю, кому доверить эту работу!

Все коллеги вылупились на него так, что стали похожи на стаю сов.

Министр неопределенной направленности же продолжал:

-Вчера ночью, в грозу, в мой дом постучались. Моя милая жена- Кассандра – открыла дверь, и как вы думаете, кто был на пороге?

Все молчали.

-Девушка! – гордо заявил министр, - Нищенка-странница! Она попросила крова в дождливую ночь!

Остальные все еще молчали.

-Моя Кассандра – добрая женщина. Она приютила девчушку. Обогрела. Одежды сухой дала и еды. Ну и расписку об отработке долга взяла, конечно же. Иначе и по миру можно пойти!

И тут всех коллег неизвестного министра тоже осенило.

-Расписку!? Об отработке долга?!



Ирина Муравьева

#2093 at Romance
#741 at Short romance
#2614 at Fantasy
#420 at Humorous Fantasy

Text includes: принц, юмор и любовь

Edited: 22.04.2017

Add to Library


Complain