Лучезар

Размер шрифта: - +

Часть третья. Глава 5.

Лучезар воин. Ярыш. Глава 5.

На следующее утро Лайда появилась на половине молодых воинов с глиняной миской в руках, закрытой платком. Она подошла к шатру брата и бесцеремонно крикнула:
- Братец Юлай, хватит спать!
Юлай вовсе и не спал в этот час, но удивился, увидев сестру:
- Лайда? Ты чего тут забыла?
- Зарина просила ей помочь. Она вместе с Литтой опять отправляется в каменоломни. Вот и попросила смазать раны Ярыша бальзамом. Мне не трудно, вот я и согласилась.
На самом деле, всё было немножко не так. Лайда сама вызвалась помочь Зарине и заняться лечением степняка, дабы не потерять навыки. Целительница с радостью согласилась - у неё и впрямь сегодня было много дел. Но все подробности Юлаю было знать вовсе не обязательно. Впрочем, от парня не укрылось то, что сегодня сестра почему-то нарядилась в платье, а не в свою излюбленную одежду- тунику и штаны.
Лайда вместе с братом подошла к шатру степняка. По обычаю холмов незамужняя девушка не могла оставаться в шатре молодого воина без присмотра кого-то из родственников. Юлай первым зашел в шатер и лишь спустя некоторое время Лайде позволили зайти внутрь. Шатёр одинокого воина был невелик и Юлай, чтобы не мешать Лайде заниматься раненым, уселся у входа в шатёр, предусмотрительно откинув полог. Незачем было давать повод для сплетен и пересудов.

Ярыш был удивлен не меньше Юлая, увидев Лайду. Он лежал на своем ложе, которое состояло из тюфяка, набитого сухой травой, да двух одеял из шерсти. Отсутствие подушек сразу бросилось волшебнице в глаза - многочисленные подушки были обычным делом в каждом шатре. Видимо, степняк привык к другим условиям.
Лайда с интересом рассматривала более чем скромную обстановку в жилище воина. На одной из сторон шатра висела кольчуга степняка, да все его снаряжение воина. Рядом с очагом стояла нехитрая посуда. Вот и всё. Невесело как-то. Лайда даже забыла, зачем пришла сюда, так неожиданным было для неё увиденное.
«Да, степняку, несомненно, нужно жениться. Как он может так жить? Здесь же даже присесть негде - ни одной подушки! Да и шатёр маленький, тесный. Тут только и можно жить в одиночку…».
От этих мыслей волшебницу вернул к действительности пристальный взгляд степняка.
- Ярыш, Зарина попросила меня…
- Я знаю,- перебил степняк,- Юлай мне сказал.
- Ты не против моей помощи?- Лайда не спрашивала, а скорее утверждала. Степняк усмехнулся:
- Ну что ты, Лайда. Напротив - принимать помощь от самой внучки Великой Яххи. Наверное, не каждому так везёт?
Лайда с подозрением посмотрела на Ярыша - было не понятно, он так шутит или насмехается над ней?
Девушка присела на край ложа Ярыша. Сняла платок с миски и тут же шатёр наполнился приятным ароматом. Дикий мёд, полевые травы, древесная смола - эти запахи были знакомы Ярышу. Но и другие незнакомые ароматы окутывали степняка, и тот с наслаждением их вдыхал, и не мог надышаться.
Первым делом волшебница решила заняться раной на левом плече Ярыша. Сняв повязку, девушка оглядела рану и, кажется, осталась довольна - рана не воспалилась и не стала гноиться. Осторожными движениями кончиков пальцев, Лайда стала наносить бальзам. И всё же по сжатым зубам Ярыша девушка поняла - больно. Тут же её губы зашептали какие-то заклинания, и Ярыш был благодарен волшебнице за облегчение боли. Пока Лайда занималась раной, степняк рассматривал девушку. Сейчас, когда взгляд волшебницы не обдавал холодом и губы не кривились в пренебрежительной усмешке, девушка производила совсем другое впечатление. Ярыш нашёл её красивой, но её красота не была яркой и броской, как у Саялы. Если сравнивать девушек, то Саяла была подобно яркому полевому цветку, который сразу привлекал внимание и ароматом и пышностью бутона. Лайда же напоминала неприметный горный цветок. Его не сразу заметишь, но приглядевшись, увидишь и изящные нежные лепестки, и тонкий трепетный стебель. И аромат, чуть уловимый, горьковато-сладкий, который почувствовав раз, не забудешь.
Закончив с плечом, Лайда занялась другими ранами, которых было множество на груди и руках охотника. Лёгкий румянец выступил на щеках волшебницы - всё-таки не каждый день ей приходилось видеть обнаженный торс мужчин. Да еще пристальный взгляд Ярыша смущал девушку. Вот уж не думала Лайда, что когда-нибудь смутится от взглядов мужчины. До этого дня все вздохи и огненные взоры поклонников ничего кроме усмешки у девушки не вызывали.
Пытаясь отвлечь внимание Ярыша, Лайда дотронулась пальчиком до его татуировки на руке и спросила:
- А эти письмена, что они значат?
Ярыш, не отрывая глаз от девушки, ответил:
- Здесь написано, что я сын степи и мой отец вождь.
- В степи всем мужчинам расписывают руки?
- Да, только после этого мальчик считается мужчиной.
- А девушкам? Девушкам в степи расписывают руки?- в голосе Лайды звучал неподдельный интерес.
- Нет, им этого не нужно. Они же женщины.
- А это правда, что в степи девушки не умеют обращаться с оружием?
- Да, это правда.
- Но это же неосмотрительно! Женщина, не владеющая навыками воина, не сможет защитить свою семью!
Ярыш рассмеялся:
- Эй это и не нужно. Мужчина должен защищать свою семью! А у женщин другое предназначение.
Лайды хмыкнула:
- Рожать детей и готовить пищу?
- Ну и еще заботиться о муже и исполнять все его желания,- голос степняка был серьезен, но глаза искрились весельем и Лайде снова было не понятно - он шутит или нет? По этой причине она сменила тему разговора:
- А что с тушей дикой кошки?
- Юлай сказал, что охотники отдали тушу скорняку. А я больше и не спрашивал. Хотя, заходил старый Тур - они засолили мясо кошки, чтобы было вкуснее. Так что, скоро можно будет попробовать.
- Главное, не забудь про шкуру. Это самое ценное, что есть у дикой кошки.
Лайда, наконец, закончила смазывать раны степняка.
- Бальзам Зарины творит чудеса. Скоро твои раны заживут, и останется только шрам на плече.
Лайда подошла к откинутому пологу, когда ей вслед донесся голос Ярыша:
- В платье ты совсем другая…
Лайда обернулась. В её глазах снова заплескались льдинки:
- Лучше или хуже?- в голосе явно чувствовалась насмешка.
- Добрее, - и снова было непонятно, всерьез это сказал Ярыш или насмехается.

Когда Лайда ушла, Ярыш всё еще гадал: когда же эта девушка была настоящей? Когда осторожно и заботливо смазывала его раны бальзамом, шептала заговоры, чтобы утихомирить боль, когда расспрашивала его о степи. Или же когда в глазах её был лёд и холод, а голос полон презрения ко всем, кого она считает недостойным её общества? Ярыш почувствовал азарт: а почему бы не разгадать эту загадку?



Татьяна Бегоулова (Дулепова)

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться