Лучшая третья подруга

Размер шрифта: - +

9. Катарсис

Выпал первый снег, а Настя пошла в банк и открыла первый в жизни депозит. Девушка решила хранить деньги в банке, хотя Лева советовал держать накопления в чулке, а Алина убеждала купить сейф и вделать в стену туалета. Ни того, ни другого Настя слушать не стала. Она уже поняла, что все, что советуют конкуренты, сказано либо походя, либо из вредности.

Окрыленная фактом установки первого камня в фундамент будущего канадского домика, Настя шла к стоянке такси. Неожиданно в сумочке зазвонил телефон.

– Хочу квартиру продать! – сообщил бодрый женский голос. – Мне в вашей фирме сказали, что это вы в районе парка работаете. Может, приедете и примерно подскажете, сколько она может стоить. А то люди разное говорят, кто двадцать пять, кто тридцать.

Настя ответила, что «Артурия» берет пять процентов от стоимости квартиры, плюс женщине придется заплатить пятьсот долларов агенту, то есть Насте, независимо от того, найдет квартира нового хозяина или нет. Женщина все тем же бодрым тоном заявила, что на все согласна, и девушка пообещала скоро быть.

Это был хорошо знакомая пятиэтажка. Настя уже наизусть знала, какие квартиры продаются в каждом доме, помнила имена хозяев и даже названные ими цены. В пятиэтажке, откуда звонила женщина, продавались две квартиры. Это были практически безнадежные варианты, так как в одной хозяйка уже десять лет ждала приглашение из Австралии, а в другой жил законченный скупердяй, возомнивший, что владеет апартаментами в кондо на Манхэттене.

Значит, кто-то еще созрел, подумала Настя и позвонила в квартиру сорок семь. Железная дверь, установка коей стоила никак не менее двадцати тысяч рублей, была аккуратно декорирована под дерево.

Открыла женщина. Она радостно улыбнулась и жестом пригласила девушку войти. На диване в зале сидели двое одетых и обутых мужчин, которых Настя приняла за покупателей.

Девушка оглядела обстановку. Хороший ремонт, дорогая мебель. Даже трудно было представить, что эта квартира находится в неприглядном на вид доме. Сложно было поверить и в то, что квартиру продают.

– Ну, что, – чему-то радуясь, спросила хозяйка. – Сколько может стоить эта красота?

– Думаю, тысяч шестьдесят, – сказала Настя. Лева говорил, что к реальной цене квартиры всегда надо прибавлять еще десять тысяч долларов. Тогда процент «Артурии» будет выше, что отразится в конечном итоге на выработке и премиальных.

– Ты из какой конторы? – спросил один из мужчин, в куртке с меховым воротником. Насте не понравилось его «ты», и она замешкалась с ответом.

– Или на себя пашешь? – склонил голову вбок второй, в спортивном пуховике.

– Не знаю, на себя или нет, – вдруг дополнила женщина, – но говорят, что она здесь уже два десятка квартир толкнула только на Толстого.

Настя не понимала, в чем дело. Эти люди вели себя не так, как обычно ведут покупатели. Было ясно, что оба мужчины знакомы с хозяйкой не первый день.

– А в чем, собственно, дело? – поинтересовалась Настя.

– А в том, – вставая и подходя к девушке, ответил меховой воротник, – что район парка это наш район. Мы здесь работаем. И нам не нравится, что еще кто-то здесь хозяйничает, ясно?

– Вы риэлторы? – удивилась девушка. Тут поднялся и спортсмен:

– Мы хозяева этого района, – сказал он, при каждом слове вытягивая шею. – И только мы решаем, кто может тут продать квартиру, а кто нет. И самое главное: почём – тоже решаем мы. И комиссионные с продавца – это наши деньги, и пятьсот баксов за сделку – тоже.

– Но ведь существует свободная конкуренция, – возразила Настя.

Она испугалась. Эти двое обступили ее слева и справа, а дверь преградила женщина.

– Конкуренция? – усмехнулся меховой воротник. – Да какая ты нам конкурентка. Еще раз в районе парка появишься, мы тебе ноги поломаем. Мы тут одного алкаша два года обихаживали, кормили, поили, а ты его взяла и отселила. Теперь ты наша должница.

– Как это? – не поняла девушка.

– Десять тысяч баксов ты нам должна, – сказал спортсмен, – за моральный ущерб. А будешь продолжать тут банковать, мы тебе еще насчитаем.

– Может, показать ей, что мы не шутим? – предложила женщина.

– Это можно, – сказал спортсмен.

– Да не надо, – перехватил его руку меховой воротник. – Девочка все поняла. Она же не тупая. Она смышленая. Тебя как зовут?

– Настя, – пролепетала девушка. Ей хотелось как можно скорее вырваться отсюда и убежать. Первым делом она снимет в банке свои деньги и исчезнет из Воскресенска. Эти люди не шутят, они опасны. Но у Насти нет десяти тысяч долларов. И желания продавать квартиры – тоже больше нет.

– Не вздумай спрятаться, – предупредил спортсмен. – Твой телефон мы знаем, узнать адрес – не проблема. Сотку не отключай. Через неделю я позвоню и скажу, куда принести деньги.



Мурат Тюлеев

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться