Лучшая третья подруга

Размер шрифта: - +

19. Четыре стены и потолок

Привычка усиленно питаться во время разговора делала Леву идеальным собеседником. Когда жуешь, легче говорить «угу», чем «не-а». И удобнее кивать, чем отрицательно мотать головой. Так легче усваивается пища и лучше работает пищевод.

Настя сидела у края стола и болтала туфелькой, обутой прямо на голую ногу. Все, кто проходил мимо, косились на Настины ноги, но девушке было все равно. Она впала в прострацию и, откровенно говоря, порола всякую чушь. А Лева послушно кивал. «Меня уволят», – говорила Настя, и Лева соглашался, проталкивая внутрь себя Настину булочку. «Тебя тоже уволят», – предполагала девушка, и парень только горестно моргал, помогая челюстям руками.

Наконец, толстяк удовлетворил свой зверский аппетит, и отчаянно замотал головой. Этим самым он отвергал все, с чем до этого был вынужден согласиться.

– Я вот что подумал, – лицо Левы стало человеческим. – Теперь тебе надо метить повыше!

– Ты дурак? – Возмутилась Настя. – Я на грани!

– На грани провала? Или на грани успеха? – спросил парень. – Грань провала это и есть грань успеха. Ты балансируешь на этой грани, и только от тебя зависит, на какую плоскость ты ступишь.

– Это что еще за геометрия? – усмехнулась девушка. – Я говорю тебе о том, что, если даже мы всем отделом начнем толкать эти метры, мы растеряем всех покупателей.

 

– Я вообще-то говорю о твоем новом положении в коллективе, – продолжал гнуть свое Лева.

–  А я говорю, что будь я даже на месте Ирины, нам всем кранты!

– Давай на минуту абстрагируемся от всех этих продаж и прочего, – предложил парень, – я хочу, чтобы ты сейчас сосредоточилась на своей роли в конторе. Готова?

Настя махнула рукой и кивнула.

–  Теперь тебе ни Алина, ни Ирина – не соперницы. Я понял, что ты нравишься Артуру. Это, кстати, доказывает и последний инцидент в «Промстрое». Любого другого сотрудника после заключения такого идиотского договора просто бы уволили! А тебя похвалили! Поэтому давай, двигайся в направлении Артура.

– Я нравлюсь Артуру? Тебе померещилось!

– Клянусь вот этим пирожным, – горячо сказал Лева, указывая на объедки в тарелке, – Артур к тебе неровно дышит. И может даже задышал еще более неровно после твоей сделки. Женские безумства иногда выглядят привлекательно.

– Допустим, насчет Артура ты прав. Что дальше?

– Послушай, – расплылся Лева, откидываясь на спинку стула, – так у меня скоро мания величия разовьется. Я ведь сразу на тебя поставил, как только ты появилась в конторе. Это говорит о том, что у меня есть политический талант.

– Я тебе, что, беговая лошадь? Поставил он на меня!

– Ты темная лошадка нашей конторы. Если Артур сделает тебя замшей, пожалуйста, не забудь обо мне. А то меня все обижают. Отправляют вторичкой торговать.

– Знаешь, когда у меня впервые появились хорошие деньги, – не обращая внимания на плачущее выражение лица собеседника, задумчиво сказала Настя, – у меня была такая эйфория, такой кайф. А сейчас денег в десять раз больше, а счастья в десять раз меньше. Сказать точнее, его вовсе нет. Пустота!

– Ты это завязывай – пустота! – хмыкнул Лева. – Без денег нет ни счастья, ни здоровья, ни любви. Заруби это на своем маленьком носу.

Настя отвесила Леве дружеский подзатыльник и пошла к себе. Через минуту она поймала себя на мысли, что ей срочно нужно переобуться и выйти на улицу. Лева не удовлетворил ее, как собеседник. Ей срочно понадобился Сергей. Только с ним можно обсудить, как поступить с квартирами в черновой отделке. Ведь Сергей не просто строитель-профессионал, он все-таки, как ни крути, самый верный Настин друг. То есть, поклонник. Нет, все-таки друг.

Как обычно, Сергей прилетел к Насте по первому звонку. Вообще-то девушка впервые пригласила его в свою квартиру с того времени, когда парень занимался ремонтом Настиной квартиры. Но Сергей прилетал сразу после звонка куда угодно, будь то кафе, скамейка в парке или какое-либо другое место. Складывалось ощущение, что он никогда ничем не занят и все время ждет только Настиного звонка. Конечно же, это было не так. Возможно, девушка просто была для него важна.

На этот раз Насте удалось уговорить его взять деньги для своей бригады. Сергей согласился только при условии, что он вернет эти пятьсот долларов обратно, если вдруг Ирина передумает и сама доплатит за ремонт детской комнаты.

– Ты прости, что я всегда обращаюсь к тебе за помощью, – начала Настя, – но мне больше не с кем посоветоваться. Веришь или нет, но совсем не с кем.

– Я всегда, слышишь, всегда готов тебе помочь, – горячо заверил Сергей, – и советом, и делом. Что там у тебя произошло?

Настя подробно рассказала парню о переговорах в «Промстрое». О том, как договор уплывал из-под носа, и она решила, во что бы то ни стало, спасти положение. И о том, что в итоге получилось. Что теперь делать с этими черновыми квартирами, Настя просто не знает. Она только понимает, что ни один покупатель не купит голые стены.



Мурат Тюлеев

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться