Лучший друг

Лучший друг

— Холодно…

— Включи обогреватель. — его рука машинально потянулась к ключу. Пощупав воздух, он ошалело оглянулся, — Ты? Но откуда?... И где моя машина?

Учитывая то что вокруг были только голые серые бетонные стены, это могло показаться странным, но Кэт лишь обреченно вздохнула и затянулась сигаретой.

— Подожди я помню как ехал по дороге, а потом откуда ни возьмись эта чертова кошка…

—Эй! — перебила я его, — Попрошу не обижать мою Стейси!

— Что значит твою??? И что Твоя кошка делала на трассе ночью?

— То же что и ты! — усмехнулась я.

— Ехала в аэропорт?

— Нет, дезертировала как последняя  дрянь.

— Это я что ли дрянь? Ну спасибо!!!

— Не суетись по мелочам Алекс.

— Алекс, — подумал он, — как давно  она меня так не называла… как давно она меня вообще никак не называла.

 — Я всегда думала что после смерти людей должны волновать более глобальные проблемы. — продолжила она.

— Ха-ха, а я что умер? А ты решила меня встретить у врат Рая?

— А ты кого ждал? Апостола Павла? — Кэт швырнула в угол окурок и засмеялась.

— Да и на Рай это слабо похоже.

— Действительно, оказаться с тобой в одной комнате это скорее…

— Эй-эй! Подбирай выражения! Между прочим тебе несказанно повезло. Все твои родные живы-здоровы, а права родственников твоих пра-пра вступают в силу только после ближайших родных из последней реинкарнации.

— Хватит этих заумных слов, значит ты здесь мой самый  родной человек? — он расплылся в улыбке.

— Ага! Держи карман шире! Я здесь исключительно выяснить один момент! И вообще, Стейси один из моих внутренних образов, и своему пребыванию здесь ты обязан ей, то бишь мне!

— Шикарно! То есть я сдох из-за тебя?

— Да-а-а! Я при жизни была повинна во всех твоих неудачах, а теперь и подавно! Оба отвернулись друг от друга и насупились. — наступила тишина. Гнетущая тишина и кромешная темнота, Алекс поёжился.

— Кэт! Кэт, ты где? Ну прости! Просто я не каждый день умираю! И к тому же там у меня остались… — он замялся, неудобно было упоминать о своей семье при Кэт, все-таки она была не просто другом, а действительно близким, родным человеком. И вообще, не будь он поначалу таким робким и сделай ей предложение, или не будь таким глупым и не сделай предложение  девушке, которую он знал пару месяцев…

—Э-э-эх! — сумбурный поток мыслей прервал голос Кэт.

— У меня для тебя замечательная новость, которой ты не заслуживаешь: ты еще не умер. По факту твоё тело находится в реанимационном отделении и подключено к множеству аппаратов.

— А на самом деле я сижу с тобой где-то и вспоминаю ошибки молодости?

 — Угу. — она грустно кивнула.

— Ну а что тогда делаешь здесь ты? — Алекс покосился на свою давнюю подругу, так как между ними наметилось значительное потепление. В комнате немного развиднелось и он смог рассмотреть её красивый силуэт.

— А она почти не изменилась за последние 10 лет, — подумал Алекс, — Такая же красивая, а подкачанные мускулы делают её вдвойне сексуальней.

— Это все твой спорт. — Кэт будто прочитала его мысли. — Утренняя пробежка, удар, и вот я здесь в таком же положении как и ты. Только торчу тут уже 2 дня одна…

— Тебе стало скучно и ты решила пригласить меня?

— Вроде того. Ты не понимаешь Алекс, просто шарик кругленький и если долго бежать, обязательно прибежишь к тому от чего бежал…

— И ты хочешь сказать что я сбежал от тебя?

— А разве нет? Сбежал как последняя крыса с тонущего корабля, свалив на меня всю вину еще и бензинчиком полил все мосты, пристани, подходы чтоб горело ярче!

— Просто так надо было и тебе и мне так было лучше, ты что думаешь я не вспоминал тебя ни разу? Не думал о том какими словами ты меня проклинаешь за мой поступок?

— Почему? Знаю, вспоминал, ровно 10 раз за 10 лет и то интенсивнее в первое время. Два раза вспоминал когда был за рулем: один раз играла песенка под которую мы танцевали зимой ночью на мосту...

— Погоди на мосту была тишина.

— Мы придумали ее, разве не помнишь?

— Да, песенка была в нашей душе. Нашей…

— А второй раз, — она поспешила его перебить, — когда ты грачевал ночью, и у тебя образовалась куча угнетающего тебя времени для раздумий. Один раз на свадьбе у общей старой знакомой, еще один на мальчишнике в нашем баре, три раза когда заезжал к родителям и натыкался «на эти чертовы фотки»,  и три раза...

— Когда уходил от жены. — закончил он. Воцарилось молчание.

— Но откуда ты все это знаешь?

— Ты был моим лучшим… — она не закончила, единственное за что она на него злилась — это та несправедливость которую он допустил оставив её виноватой в своих грехах, и он это знал. Больше говорить было не о чем.

Кэт и Алекс были самыми близкими. Безусловно, в двадцать сложно понять что это: крепкая дружба с ее безграничным пониманием, или то маленькое, хрупкое чувство, которое далеко не всем удается пронести сквозь жизнь и не разбить.

А дальше все банально: новые отношения, ревность, упреки и капелька малодушия. Нести вину одному сложно, даже если ты с виду крепкий мужчина, она тяжелая. Проще вот так, одним махом: «Не звони мне никогда». А что остается той, кому принадлежали подаренные тобой, а после собственноручно разбитые надежды? Вымести осколки, собрать, нажать «Очистить корзину».



Ника Бугаева

Отредактировано: 07.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться