Лукавая наука. Книга 2

Font size: - +

Глава 8

 

Перед первой личной встречей с Анфионэлем, Милли конечно же, сильно волновалась. Она тщательнее, чем обычно выбирала наряд и украшения, долго обдумывала прическу и макияж. Поэтому на меня у нее сил уже не хватило, и я оделась и причесалась без обычных ее придирок.  Криша одобрила мой внешний вид, и я отправилась на встречу с эльфами в хорошем настроении.

Встреча была назначена на этот раз в императорском дворце. Я с огромным удовольствием прошла по так полюбившейся мне галерее через мост, с восхищением рассматривая на ходу сквозь высокие окна живописные виды центральной части города, раскинувшиеся за каменными набережными полноводной Неры, и ярко освещенные полуденным осенним солнцем.

Первая часть встречи была деловая. Император должен был убедиться, что родовое кольцо Повелителя эльфов признает в леди Эмилии Фергюс родную кровь. После этого, при любом исходе, должен был состояться торжественный обед в честь прибывшей делегации.

В зале, где планировалось провести ритуал, кроме императора и императрицы, сидящих на тронах, я сразу же заметила лорда Эйрината, наши глаза на миг встретились и мое сердце тотчас радостно и тревожно забилось.  

Эмилия в сопровождении нас, четырех фрейлин, после того, как поприветствовала коронованных особ и всех находящихся в зале, заняла свое место в ожидании гостей.

Императрица была сегодня в ярко-алом платье, ее губы и ногти были выкрашены ему в тон, глаза ярко подведены черным карандашом, черные густые волосы завязаны в высокий хвост, шикарным каскадом, спадающим ей на спину. Она явно была на этот раз в образе женщины-вамп, который ей очень шел, и его величество время от времени посматривал на нее с явным удовольствием.

Распорядитель выкрикнул имена благородных эльфов, я уловила только хорошо знакомое имя Анфионэль, а остальные два прозвучали неразборчиво и в зал вошли трое высоких стройных мужчин. Первым подошел и поприветствовал их величества племянник повелителя, за ним то же самое сделали два его спутника. Один из них был в зрелом возрасте. На его лице уже были видны морщины, а длинные распущенные черные волосы отливали кое-где сединой. Второй эльф был молод, на вид никак не старше Анфионэля, только ростом он был немного пониже его. Все трое были очень красивы, каждый по-своему. Глаза у них были темные, миндалевидные и немного раскосые. Если бы не вытянутые вверх уши, пробивающиеся сквозь гривы густых и гладких черных волос, я бы решила, что передо мной стоят во плоти главные герои какой-то корейской дорамы, играть в которых на главные роли обычно приглашают таких вот харизматичных красавцев. 

От Эмилии я знала, что молодой эльф является другом и напарником Анфионэля и его зовут Дионэль, а пожилой – лиит Армиэль - это старинный друг Повелителя и наставник двух молодых эльфов. Все трое очень хорошо образованы и в совершенстве знают энейский язык. Так же от нее я знала, что «эль» в окончании имен эльфов означает их благородное происхождение. К Эмилии, в случае, если она выйдет замуж за племянника повелителя, нужно будет обращаться Эмилиэль. Для благородных эльфов, проживших уже половину жизни, перед именем добавляется обращение «лиит», как дополнительный знак уважения, а если это дама, то «лиита».

Император дал знак и вперед выступил лорд Ланфрид. Он представился эльфам, представил им Эмилию и попросил приступить к ритуалу проверки на ее принадлежность к роду повелителя. Анфионэль достал кольцо из небольшого кожаного футляра и плавно подошел к Милли. Он смотрел на нее с нежностью, которую даже не пытался скрыть. Я скосила глаза на императрицу, она сделала непроницаемое лицо и равнодушно смотрела на эльфа. У меня не было сомнений, что она отметила для себя этот его взгляд. Милли очень волновалась и пальчики ее тряслись, когда она протянула левую руку своему любимому. Анфионэль одел кольцо на ее безымянный палец и прошептав что-то на эльфийском прокрутил его вокруг пальца три раза. После этого отошел на один шаг назад. Камень, вставленный в оправу кольца стал медленно менять свой цвет и менее, чем через минуту из прозрачного превратился в кроваво красный и остался уже таким. Эльфы из сопровождения опустились на одно колено и склонили головы перед кровью повелителя, а Анфионэль наклонился и бережно поцеловал пальчики раскрасневшейся Милли, а потом повернулся к их величествам, все так же держа ее за пальцы, и подвел к ним ближе, чтобы они могли сами убедиться в том, что кольцо признало родную кровь.

Мне говорили, что подобные артефакты были и в некоторых знатных аристократических семьях энейской империи. Они бережно хранились и передавались из поколения в поколение.  При их помощи собиралась родная кровь, если род вдруг оскудевал и, зачастую, затем продолжался уже кровью признанных таким образом бастардов.

Их императорские величества переглянулись, и император неохотно был вынужден признать очевидное, что Повелитель имеет право на леди Эмилию, как на носительницу крови своего рода и что император не станет противиться его желанию женить на ней своего племянника.

Эмилия была счастлива, они с Анфионэлем не могли отвести друг от друга сияющих глаз. Выглядели они, как влюбленные, вызывая у окружающих вполне понятное удивление. 

Почти такое же удивление вызывал молодой спутник Анфионэля, Дионэль, который не отводил от меня восхищенного взгляда с тех пор, как вошел в зал и немного огляделся. Я была смущена, не знала, как мне себя вести. К тому же, смущение мне добавлял лорд Эйринат, который пытался выглядеть совершенно невозмутимо, но всем было заметно, как на его скулах ходуном ходят желваки.



Марина Федюшина

Edited: 18.12.2018

Add to Library


Complain