Лукавый.

Размер шрифта: - +

Часть первая.

Провожу пальчиком по тумбочке, оставляя след на пыльной поверхности, громко чихаю и оглядываю квартиру. Всё, как два года назад, только покрылось неживым серым слоем. Сажусь на синий диванчик, вызывая облачко пыли, снова чихаю. Долгая дорога, два часа в офисе отца, сил не осталось даже принять душ. Ложусь на мягкую поверхность.

"Нужно навести порядок."-Последняя мысль в моей голове.
Просыпаюсь среди ночи, тело ломит от неудобной позы, но голова прошла. Привычная тоска сжала сердце, но я давно срослась со своей болью. Потерла грудь, где давил неровный болезненный комок.

К утру квартира блестит, на плите булькает суп, а я уставшая пью кофе и размышляю над дальнейшими планами на жизнь. Загадывать далеко не хочется, а вот распланировать ближайшие дни до мелочей обязательно, чтобы не было свободной минутки на тупую тоску и болезненные воспоминания. Горячий напиток обжигает горло и приносит мимолетное облегчение, руки перестают трястись, как только я закуриваю первую за сегодня сигарету. Дым проникает в легкие и мозг, вызывая обманчивое чувство удовлетворенности.

Через час я уже в офисе отца, вернуться в родной городок не моё решение, точнее, я сопротивлялась из последних сил, но переехать было жизненно необходимо, а отец не оставил выбора куда именно. Я настаивала на Москве, но папа был непреклонен. И вот я здесь.

Не позволяю рассуждениям окунуть меня в раскаленную реку боли, обнимаю отца,  внимательно вслушиваясь в его слова, повторяя все про себя по несколько раз, чтобы отогнать другие мысли. Я получаю работу "по знакомству" и меня это совсем не смущает. Отец настаивал на моем возвращении, пусть помогает справится... С воспоминаниями.

Они не нахлынули внезапно. Не-ээт...Они постоянно со мной. Здесь...В моей голове.

Лукавый прищур серых глаз и легкая кривая улыбка на тонких губах. Светлые пряди на лбу. Тонкие пальцы, сжимающие сигарету.

"Это ничего не значит. Я до сих пор твой. Всегда только твой,маленькая."

Подскакиваю на кровати и трясу головой, стараясь прогнать видение, но оно и не собирается исчезать. Всегда где-то рядом. Во мне...

Рабочий день подошел к концу, но я не спешу домой, отец уехал по своим "важнейшим" делам в столицу. Возвращаться в пустую квартиру не хочется. 
Неспешно бреду по парку, стараясь прогнать страх, который поселился во мне с ночи. Я свыклась с тупой тоской в груди, но страх испытать ту острую, разрывающую на куски, боль не выносим. Я твержу себе, что его нет в городе, но руки трясутся, а сердце бешено колотится, больно отбивая свой ритм в груди.

Словно подслушая мои терзания, белая машина резко останавливается, преграждая мне путь.

Он всё такой же красивый. Лукавый прищур серых глаз, легкая улыбка на тонких губах, длинные пальцы теребят ухо, где раньше красовалась серебряная серьга.

-Подвезу.- Грубый голос взрывает мой мозг и сразу в памяти всплывает:

"Подвезу.

Не бойся,маленькая, я всё сделаю нежно.

Выходи. Приехали."

-Нет.- Мой голос звучит твердо и холодно, но ничего такого я отнюдь не испытываю.

-Не бойся, м...Маша. Я просто подвезу.

-Нет. - Ещё холоднее, когда внутри накатывает волнами обида и облегчение, ужас и счастье.

Меня грубо дергают за руку и через секунду я оказываюсь в салоне машины. Ступор. Хватаю воздух ртом и не могу вдохнуть.
Игорь ведет уверенно, на меня не смотрит, лишь всё сильнее сжимает руки на руле под моим взглядом. Смотрю на его широкие лодони с длинными пальцами, мускулистые руки, которые могут быть потрясающе нежными и ужасающе сильными, не смея поднять взгляд на лицо. Я напряжена до предела, не могу находится так близко от него. Слишком больно, слишком невероятно. Была уверенна, что он не живет в этом городе. Или наоборот надеялась на обратное?

-Развелась?- Его грубый голос разбивает что-то в моем мозгу. Как давно я не слышала его?
Сжимаю кулак до боли от коротких ногтей, отрезвляющей физической боли.

-Ты знаешь?- Смотрю на него и больше не могу отвести взгляд. Жадно впитывая каждую черточку его лица, подмечая все изменения. Больше морщинок вокруг потрясающих глаз, стрижка совсем другая, но пряди всё так же спадают на лоб, презрительные линии от носа к уголкам рта стали глубже, заметнее. Лицо будто ожесточилось, но оно и не было мягким никогда.
Хочется закурить.

-Знаю.- Кивает и скашивает на меня глаза.

-Откуда?- Зачем-то произношу я.

-Оттуда.- Уголки его мягких губ чуть дергаются вверх в намеке на улыбку.

И снова накатывает:

"-Ты любишь меня.

-С чего ты взял?

-Просто знаю...

-Откуда?

-Оттуда, маленькая..."

Зачем я это вспоминаю?Хочу вытравить воспоминания из своего мозга, но это невозможно, они приходят сами, не поддаются контролю.

"Вали к своему старику, шлюха!"

Мой старик...

< Кровавая простынь на старом диване, морщинестое лицо старухи мелькает на заднем плане сознания , боль до искр в глазах и давящее чувство потери.
Потери самого важного в моей жизни, частички себя...  >



Рина Суровая

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться