Луна для Дракона 2.

Размер шрифта: - +

Глава 23

Глава 23

Старый сон вернулся к нему – он затрагивал все чувства, возрождал спрятанные от себя воспоминания, воплощался в ряд образов, главными из которых был занесенный кинжал над его телом… Его имя с шипением и злостью выкрикивалось бесконечное количество раз и всегда звучало так, словно это произошло только вчера…

Он спал. Его руки были вытянуты вдоль тела и сжаты в кулаки. На коже блестели капельки пота. Сэтан внезапно проснулся. Глаза постепенно привыкали к темноте. Пол комнаты был залит бледным, слабым светом луны. С трудом выровняв дыхание, он сел, спустил ноги на пол. На полу лежал его верный зверь.

Потребовалось несколько секунд, чтобы унять бешеное сердцебиение. С каждым новым вдохом он успокаивался все больше, тени прошлого отступали прочь. Пока отступали.

Он провел руками по лицу, слегка влажным от пота, и встал.

С окна открывался вид на кромку леса, залитую лунным светом. Он распахнул окно. Пот постепенно высох от прохладного ночного ветра, дыхание стало ровным и глубоким.

Сэтан ненавидел сны. Прошло очень много лет, а они по-прежнему заставляли его чувствовать свою беспомощность и слабость того дня. Он тряхнул головой, словно избавляясь от остатков своего сна. Однако не так-то легко было отмахнуться от горькой правды… он был ей не нужен. Не нужен собственной матери. Возможно, поэтому эти сны возвращались к нему снова и снова, воскрешая в памяти события многолетней давности. Они не были слишком частыми – последний раз этот сон приснился несколько декад назад. Сэтан уже почти успокоился и поверил, что-теперь-то с ними покончено навсегда! Похоже, он опять ошибся – ему никогда не будет от них покоя, только короткие передышки.

Он тяжело вздохнул, ему стоило лишь позвать ее и приклонить колено, но он отвернулся от яркой луны, ночного неба, усыпанного звездами. Он прошел в ванную комнату и натянул свободные хлопковые брюки. В висевшем зеркале поймал отражение своего лица с резко очерченными чертами и множества шрамов. Тряхнув головой, он мрачно улыбнулся и уперев руки о бортики раковины склонил голову, каждый мускул его тела дышал напряжением. Его мрачный взгляд снова встретился со своим отражением. Потом он моргнул, пряча свою боль, как и тысячу раз до этого, и отошел к дальней стене. Он сел на пол откинув голову к стене и прикрыл глаза. Его зверь тихой поступью улегся рядом с хозяином, как и всегда Хан приходил именно тогда, когда Сэтана накрывали воспоминания. Зверь и человек вместе переживали их.

Воспоминания накрыли гигантской волной…

«Холод мрака, холод света, холод камня и холод ветра, врывающегося в зал через небольшие отверстия в стенах. Холодная тяжесть древних скульптур, нависающих над сводами зала. И холодная тишина. Холод, господствующий в запечатанном зале, не обжигал. Но проникал в душу, сковывал ее крепчайшим панцирем. Не позволял проснуться…

В самом центре зала находилось невысокое мраморное возвышение, на котором было установлено широкое ложе, с необычайным искусством вырубленное из черного камня. Жесткое и очень холодное ложе. На нем лежал мальчик десяти лет. Он был обнажен – только тонкая ткань прикрывала бедра. Длинные белоснежные волосы рассыпались по его плечам. Дыхание было едва различимо, и только изредка вздымающаяся грудь показывала, что он спит. А не умер.

Мальчик спал давно, и холод мрачного помещения стал его частью. Мертвый холод слился с его телом, с его душой. Мертвый холод полностью завладел спящим… и сохранял ему жизнь. Его тело было ледяным на ощупь и столь же твердым. Казалось, мальчик полностью слился с каменным ложем. Казалось, ничто на свете не способно потревожить его холодный сон. Казалось, огромное помещение служило не спальней, а склепом…

Но это только казалось.

Иногда он просыпался. Но ему вливали отвар, и он снова засыпал. Он не мог пошевелиться, не открыть глаз и не произнести ни звука. Он пребывал в глубоком сне, но что-то изменилось. Он распахнул глаза и увидел занесенный над ним кинжал, его мать с фанатичным блеском в глазах злорадно улыбалась.

- Ты умрешь выродок…

Он слабо запротестовал, задергался, он хотел закричать и не мог. Он смотрел в ее серые глаза. И видел в них свою смерть. Обреченно, не проронив ни слезинки, он посмотрел на нее. У него не осталось слез, потому что она не позволяла ему плакать, когда била его и ругала. Он много раз сбегал, а она его находила. И теперь она хотела его убить. Он улыбнулся так, как она терпеть не могла и услышал ее злой визг, она высоко подняла двумя руками ритуальный кинжал целясь ему в грудь. Он спокойно закрыл глаза.

Внезапно послышалась возня, шум, женский вскрик и мальчик открыл глаза повернув голову на бок.

Его мать лежала на каменном полу – мертвая, а рядом стоял седой старец. Одетый в нарядную белую мантию, он величественно поднялся в полный рост. Жрец Луны, - прошептал мальчик и задрожал всем телом. Бежать… бежать… - промелькнуло в его сознании. В глазах мага, помимо властности, читалась незлобивость, черты лица хотя и были жестки, но знали и морщины сострадания. Старец резким движением ударил по воздуху правой рукой над жертвенным столом. Из ладони вырвался ледяной шар, который, напополам разламывая и опаляя стол, расколол его надвое. Он подошел к перепуганному мальчику и движением пальцев словно перебирал струны сорвал оковы на его руках и ногах.

- Пойдешь со мной, - низкий, сдавленный голос мог вогнать в дрожь кого угодно.

Мальчик поднялся, шрамы на груди, руках и ногах саднили, мать наносила раны на его тело ритуальным ножом, когда укладывала на жертвенный алтарь.



Катерина Дэй

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться