Луна и прочие сладости

Луна и прочие сладости

Жизнь в заповеднике имеет свои прелести. Тишина там, единение с природой и прочая пастораль. Для тех, кому за тридцать. А если тебе тринадцать, охота потусить с друзьями, а не с волками в лесу.

Вообще-то, флаер был в свободном доступе, но часто им пользоваться родители не поощряли. Впрочем, сегодня был особый случай. Карнавал. Самый настоящий карнавал в Новосибирске.

Алька, помахав ручкой ушедшим на ночное дежурство родителям, пулей метнулась наводить красоту. По ее расчетам, родители за это время как раз окажутся достаточно далеко, чтобы не услышать шум взлетающего флаера.

Полчаса спустя, при полном параде, Алька запрыгнула в кабину и помчалась в сторону Новосибирска. Передоверив управление автоматике, она не сразу поняла, что происходит что-то странное. Флаер стало трясти. А потом он и вовсе едва не рухнул на какую-то прогалину у края болота.

Алька сначала безуспешно попыталась перезапустить систему управления, потом в обход системы – двигатель, но без толку. Ну вот скажите на милость, зачем папочка заставлял ее учиться чинить этот древний флаер?! Если бы она не умела, то спокойно бы отдыхала уже целый час. Вызвала бы помощь и всё. А тут ковырялась как дура, перемазалась вся, и, главное, зря.

Девочка уселась на крыло и зарыдала, от злости, от жалости к себе, от обиды, что карнавала ей теперь не видать, как своих ушей…

− И в честь чего льются такие водопады? – голос, раздавшийся совсем рядом, заставил Альку резко оборвать рыдания. Она подняла голову, и, икнув напоследок, прекратила свою истерику.

На коряге, торчащей из болота, сидел парень. Он видимо, тоже намыливался на карнавал, потому как выглядел своеобразно. Болотного цвета космы, какой-то непонятный балахон из грубой серой ткани, кожаные штаны невнятной расцветки и высокие сапоги. Но симпатичный. Алька утерла слезы и обыденным тоном произнесла:

− Флаер накрылся. Непонятно, как теперь домой добираться.

− Никак. До утра точно никак.

− Это почему это?

− Раз в году, в полнолуние, тут открываются двери в особый мир − Тайну Луны. И пока не рассветет, никакая техника работать не будет. Не веришь – сама убедись.

− Шутки у тебя! – на всякий случай обиделась Алька. – Ты сам вообще кто?

− Я Болотный Ирис.

− Имечко! – фыркнула девочка.

− Имя как имя, − пожал плечами Ирис. – Будешь дразнить – уйду, и сиди тут одна до рассвета.

− Эй, эй, погоди! – быстро заговорила Алька. – Я ж пошутила!

Ирис молча кивнул. Казалось, он раздумывал над чем-то.

− Ну ладно, пойдем, − наконец определился парень.

− Куда?

− Увидишь.

Алька спрыгнула с крыла, но почти сразу остановилась:

− Я в болото не полезу! Мало мне того, что сапоги измазаны, так еще остальную одежду заляпать не хватало!

Ирис понимающе ухмыльнулся, подошел к девочке и легко подхватил ее на руки:

− Так пойдет?

− Не уронишь? – подозрительно осведомилась Алька.

− Неа. Ты легкая.

Ирис легко пошел по болоту куда-то в глубину леса. Трясина смешно чмокала под его сапогами. А потом темнота стала прозрачной, корявые стволы деревьев вытянулись в широкие острые листья, то, что сначала выглядело, как островок с корягами, превратилось в подиум с затейливыми деревянными скульптурами.

− Где это мы?

− Нигде. Мир Тайны Луны переродил часть болота и всё.

Ирис поставил Альку на землю. Та огляделась и спросила:

− Чем займемся?

− Не знаю. Что предлагаешь?

− Нет, а зачем ты меня сюда притащил? Сидеть и скучать я могла бы и во флаере. А в Новосибирске сейчас карнавал…

− Мы можем на него посмотреть.

− Как?!

− Всё, что видит луна, может показать Тайна Луны. Смотри.

Ирис указал в темное пространство неровной арки, образованной двумя стволами. Из глубины полетели искры света, а потом все пространство засияло, превратившись в окно. Алька подошла ближе. Через проем была видна главная площадь, полная народу. Кто-то был в карнавальных костюмах, кто-то обошелся повседневной одеждой, но веселились все. Единственной странной вещью было то, что площадь была видна сверху, как будто с флаера.

− Ничего себе! – восхищенно воскликнула девочка, но тут же скисла: − А толку-то? Туда все равно не попадешь.

− Не попадешь, − согласился парень. – Но можешь попасть куда-нибудь еще. Оставаться здесь совсем не обязательно.

− До самого рассвета гулять по болотам? Романтично, слов нет! – с издевкой выдала Алька.

− Романтика, так романтика, − пожал плечами Ирис и вдруг резко свистнул. Из глубины леса послышался топот, и к площадке вылетели две лошади. Светло-серой масти, с густыми темными гривами и длинными хвостами, они были оседланы, но без уздечек. Впрочем, на подобные мелочи Алька даже не обратила внимания. Лошади! Откуда?! Пока она хлопала глазами, ее новый знакомый опять взял инициативу в свои руки. Девчонка и пикнуть не успела, как ее подхватили за талию и закинули в седло. Сам Ирис, посмеявшись над растерянностью своей спутницы, сел на другую лошадь.

− Ну что, поехали?

− А… как?...

− Они знают дорогу. Ты готова?

− Я не знаю… высоко… я упаду…

− Лунные лошади еще никого не уронили со своих спин, − успокоил ее Ирис и скомандовал: − Вперед!

Лошади побежали. Но их движения были настолько плавными, что Альку лишь слегка качнуло. Деревья расступились, стало гораздо светлее, болотная вода превратилась в блестящие, как зеркало, лужи. По краям дороги распускались огромные ирисы с сияющими цветами, потом их сменили кусты пионов, а после дорогу накрыли ажурные арки, увитые дикими розами.



Сергей Ильичёв

#14046 в Фантастика

В тексте есть: полнолуние

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться