Лунэлия

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

 

                                           Глава 5

 

На следующий день бледная и растерянная я стояла перед лабораторией Гредона и ждала, когда меня позовут на проверку. Страшно и волнительно было до жути.

-Заходи,- отозвались из-за двери.

Уф, да поможет мне Богиня. Я открыла дверь и вошла. Лаборатория была совсем не такая, как я себе ее представляла: белой, аккуратной и стерильной. Скорее наоборот довольно темная комната, заваленная всем чем только можно, то там то, тут виднелись пятна, на стенах висела паутина.

Мебель вообще сложно было разобрать под завалами «мусора». Только один единственный стол, выглядел ухоженным и досмотренным, казалось, что он попал сюда по ошибке, так чужеродно он здесь смотрелся. И, не громко будет сказано, лаборатория напоминала больше собой чулан.

- Не стой, садись вон в то кресло,- неопределенно показал в сторону одного из завалов мужчина.

Я подошла  к одному из захламленных  кресел и, подумав, начала очищать его, перекладывая  предметы на рядом стоящую тумбу. Справившись с задачей, присела в кресло и стала ждать дальнейших указаний.

Гредон копался, в одном из шкафов, что-то достав, он удовлетворенно крякнул, от чего его борода дернулась:

- Вот вдохни это,- ученый протянул мне пузырек с ярко-фиолетовой жидкостью.

-Что это?- с опаской уточнила я, цвет зелья или чего бы то ни было смущал меня.

-Это поможет тебе расслабиться, вдыхай не бойся,- уговаривал меня он.

Я открыла пузырек и, больше не думая, вдохнула холодный горький запах. Сразу же я почувствовала онемение в конечностях, язык не желал двигаться, а глаза непроизвольно закрылись. Я ощутила прикосновение к вискам чего-то холодного, стало неприятно, затем больно. Боль все нарастала, но я не могла ни дернуться, ни даже закричать. Когда мне казалось, что все, и я больше не выдержу, то боль отступила, а по телу разлилось тепло. Стало жарко, казалось, что  все тело горит в огне.

 

«Вспышка. Я вижу маленького мальчика  с ярко-зелеными глазами, он сидит на грязном полу и размазывает по чумазому личику сопли. Рядом с ним за столом сидит бородатый мужчина и  хлещет медовуху. Неожиданно он наклоняется  к малышу и дает тому сильную оплеуху, ребенок заходится в плаче:

-У, отродье, нечистого! У всех дети как дети, а у меня…Чего ревешь, сходи лучше к Парану за медовухой, да пошустрей, пока не получил у меня.

Вспышка. Я вижу Гредона в этой же самой лаборатории, только ее практически не узнать. Вокруг чистота и порядок, все вещи и предметы лежат на своих местах, сам мужчина, красиво подстрижен и одет в симпатичный темно-серый костюм. Темнота».

 

Я медленно приходила в себя, голова кружилось, язык, казалось, прирос к небу.

-Выпей, станет легче,- ученый протянул мне стакан с мутной жижей. Однако я трясущейся рукой приняла его, и осушило до дна. Полегчало.

-Удивительно. Лунэлия - ты действительно оракул. Однако в отличие от других оракулов твой дар действует в обе стороны: ты видишь и будущее и прошлое. Я хотел бы, взять у тебя анализы и провести несколько опытов. Не сегодня конечно,- ответил мужчина, поглядев на меня измученную,- как насчет послезавтра. Ммм?

-Я подумаю,-  с трудом сползла с кресла я,-  могу идти?

-Да, конечно.

За дверью меня ждал Виктор:

-Как ты?- с тревогой во взгляде спросил он.

-Все хорошо. Я оракул. Гредон подтвердил.

Вик нахмурился:

-Подожди меня здесь, я быстро переговорю с Гредоном и вернусь.

Действительно, Виктор вернулся через пару минут, пока я подпирала стенку, пытаясь не сползти по ней. Глаза закрывались, и отчаянно хотелось спать. В полудрему я почувствовала, что брат подхватил меня на руки и понес куда-то. Дальше я, видимо, задремала.

Очнулась я в  маленькой комнате, в которой кроме кровати и шкафа больше ничего и не было. Я лежала на постели, укрытая одеялом. Кряхтя, попыталась встать, но тело было словно чужое, и я грохнулась с кровати, отбив при этом копчик.

-Уууууу,- дверь открылась, и загорелся свет.

Проморгавшись,  я увидела брата. Виктор выглядел усталым, с темными кругами под глазами:

-Где я?- хрипло спросила я.

- Ты в комнате, прилегающей к кабинету. Я иногда зарабатываюсь и остаюсь ночевать здесь. Как ты себя чувствуешь? Давай помогу подняться.

Виктор выпутал меня с одеяла и уложил на кровать.

- Голова немного болит,- поморщилась я.

-Ты такая милая после сна. Одуванчик,- улыбнулся брат и ласково погладил меня по голове.

Приятно. Я зажмурилась от удовольствия. Приоткрыв один глаз, поинтересовалась:

-А сколько времени?

- Два часа ночи. Спи, давай. Утром отправимся домой. Есть хочешь?- я помотала в стороны головой.

-А ты, что будешь делать?

-А я еще немного поработаю.

-Нет уж,- заупрямилась я,- ты на зомби уже похож. Давай ложись со мной.

Брат нахмурился, но разулся и устроился на кровати. Я подползла к нему поближе, накрыла нас обоих одеялом и  удобно устроила голову у Виктора на плече. Брат в ответ обнял меня. Я только не мурлыкала от удовольствия. Давно я не чувствовала себя так уютно и защищенно. Через минуту мы оба сладко спали.

Проснулась я от того, что стало тяжело дышать. Открыв глаза, лицезрела давившую на меня тяжесть, будучую братом. Виктор во сне закинул на меня все свои конечности, и в довершении навалился и сам. Я чувствовала себя чем-то между прикроватным ковриком и любимым плюшевым мишкой. Попробовала ужиком выползти из-объятий, но добилась лишь того, что мужчина не захотел расставаться со своей грелкой или кем я там была, и прижал меня еще сильнее. Не готовая задохнуться от нехватки кислорода, но и, не желая будить брата, я предприняла последнюю попытку освободиться. Помня о том, что Виктор с детства боится щекотки, хотя боится это громко сказано, не любит ее. Я с энтузиазмом начала щекотать его свободной рукой, брат недовольно заворочался, но, о слава Богине, отцепился от меня и лег на спину. Свобода. Вдохнув долгожданный воздух, я повернула голову в сторону брата. Во сне упрямая морщинка на лбу разгладилась, да и лицо выглядело расслабленным, а черные круги под глазами исчезли. Я залюбовалась. Нет, все-таки нет мужчины на свете, красивее Виктора, а выросшая за ночь щетина делала его только мужественнее. Я умилилась, протянула руку и провела по колючей щеке, а, затем, не ожидая от себя, поцеловала брата в подбородок, докуда смогла дотянуться. Крепкие руки скользнули мне на талию, а горячие губы прижались к моим губам. От неожиданности я даже не шелохнулась, по телу расплылось приятное тепло, а сердце просто остановило свой стук, чтобы через секунду пуститься в скачь. Глаза мужчины распахнулись, а затем просто увеличились до невообразимых размеров. Виктора как пулей снесло от меня в другой конец комнаты. Я шумно дышала, а лицо мое просто горело, кроме того, почему то именно сейчас вспомнился случай двухгодичной давности. Мелли  и брат… Мое лицо уже не просто горело, оно пылало.



Татьяна Арсеньева

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться