Лунэлия

Глава 2

                                      Глава 2

 

                              Настоящее время

 

-Это точно не даймон, не чувствую соответствующего холода. Убийца мужчина лет тридцати – тридцати пяти, высокого роста, крепкого телосложения, волосы темные,  глаза серые, отличительные черты: кольцо с большим красным камнем на указательном пальце правой руки; деформировано левое ухо, отсутствует часть ушной раковины. Из личностных характеристик: педант, скрытен, осторожен, злопамятен, хладнокровен. Пожалуй, все, что я пока могу сказать. Дай мне передохнуть, и я попробую еще.

Я устало откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза. Видения тянут много сил и требовалось время для восстановления.

Сегодня один из тех редких случаев, когда меня взяли на место преступления. Дело оказалось не в нашей компетенции, но бросать работу на полпути не привыкла ни я, ни мой непосредственный руководитель Дорен Грейн. Мужчина слова, дела, и вообще крепкий орешек. Мы отлично ладили и понимали друг друга с полуслова, кроме того я подружилась с его женой Луизой, которая работала у нас врачом, у нее был сильный целительный дар. Частенько мы проводили вечера вчетвером: Дорен, Луиза, я и Алекс.

Сегодняшнее дело было простым на первый взгляд: отравлена хозяйка модной кондитерской, предположительный убийца поклонник именитой дамы. Его видели выходящим из гостиницы в день убийства, кроме того многие служащие слышали их ругань в тот день. Свидетели утверждают, что смазливый поклонник убитой женщины  жил за ее счет, однако переменчивая дама присмотрела себе новую игрушку и хотела бросить нынешнюю, с чем предполагаемый убийца был в корне не согласен. Вроде, как и мотив есть и свидетели, но одно большое НО. Убийца не он. Описанный мной мужчина не подходит под описания ни бывшего любовника, ни будущего. Есть возможность, что у легкомысленной особы в запасе было еще много претендентов на тело и деньги, но что-то мне подсказывает, что описанный мной мужчина был не из их числа. Не того поля ягода.

- Дорен, я отдохнула. Попробую еще.

-Давай, только  не перенапрягайся, таскать тебя потом на руках сомнительное удовольствие, - вспомнил мужчина случай, когда я не рассчитала силы и упала в обморок после видения. Тогда Дорену пришлось нести меня на руках, страшно представить, до кареты, которая находилась в пяти метрах от входа. Но спорить с начальником себе дороже, поэтому я умно промолчала.

 

«Довольно симпатичная женщина, но уже не первой свежести массировала плечи, сидящему в кресле смазливому мужчине:

-Талий, милый, ты должен помочь мне, она ведь не оставит меня в покое. Ты должен избавиться от нее, иначе мы останемся с голым задом.

И чем быстрее, тем лучше.

- И как ты себе это представляешь. К ней же не подобраться. Ее охраняют как королеву.

-Мальчик мой, не мне учить тебя, как можно заинтересовать женщину. Тебе это не составит труда, поверь мне, а там я тебе дам одно средство, его нужно будет распылить вблизи ее лица, мой сладкий,- женщина плотоядно улыбнулась и провела рукой по груди мужчины».

 

- Я видела хозяйку, как там ее, Иралу Ройс, со своим любовником Талием Маккей. Они планировали  убить некую женщину, которая им мешала , отравив ее.

- Час от часу не легче,- вздохнул мужчина – дело принимало новый оборот,- не рой могилу другим - сам в нее попадешь. Как, считаешь, практикант, по-моему, эта фраза  идеально вписывается в наше дело. Идем, раз уж ты здесь, поможешь мне еще раз опросить свидетелей.

Наигранно вздохнув, я поплелась следом за начальником.  Опросив народ, мы узнали, что у Иралы имелась дочь от покойного мужа, Корнелия Ройс, двадцати лет. Девушка давно отбилась от рук и ошивалась в городской банде Черного. По словам людей, являлась его любовницей. Сам же Черный в ней души не чаял - девушка была чудо как хороша, но при этом еще и умна. Конфликт матери и дочери развился на почве, как ни банально, наследства и личной неприязни друг к другу. Корнелия обвиняла мать в смерти отца: в том, что та довела его своими похождениями до сердечного приступа. Ирала в свою очередь любила только себя и не переносила критику в свой адрес, кроме того рождение дочери подпортило ее идеальную внешность, с чем женщина не могла смириться. Конфликт сторон ожесточился тем, что как только Корнелии исполнилось восемнадцать лет, она потребовала от матери разделения наследства отца, однако та, ни в какую не хотела делиться даже копейкой. В итоге дочь подала в суд и не без помощи своего длиннорукого любовника выиграла дело: все активы были заморожены, и по достижению двадцати одного года Ирала обязалась, отдать дочери или половину бизнеса или пятьдесят процентов прибыли ежемесячно.

-Получается, что мать хотела убить собственную дочь, но дочь опередила ее!

Для меня - человека, ценившего превыше всего семейные ценности, это было дикостью.

-Лия, сколько тебя учить, следователь никогда не должен делать преждевременные выводы, но как версия это может быть так. В нашем мире, возможно, все. Пора тебе нарастить кожу потолще и отбросить лишние иллюзии, ребенок.

-Я вовсе не ребенок, мне уже восемнадцать, между прочим.

Мужчина снисходительно улыбнулся.

Ну да конечно, в  свои восемнадцать я как не старалась, все равно выглядела на шестнадцать. Я оставалась все того же низкого роста, субтильного телосложения и милым детским личиком. Естественно половина работников департамента не воспринимала меня всерьез. Ходили слухи, что меня пропихнул то Виктор по-родственному, то Александр пристроил свою зазнобу, чтобы всегда была под рукой. Те, кто знал меня ближе, ценили мои профессиональные качества, но все равно относились со снисхождением. Меня это ужасно злило, я требовала к себе отношения как ко всем, а не какого-либо особого. Все это безумно веселило Алекса, он объяснял, что глядя на меня у любого мужчины просыпается инстинкт защитника. Может какой-то женщине это бы и льстило, но только не мне.



Татьяна Арсеньева

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться