Лунэлия

Глава 8

 


                                        Глава 8

Я уже собиралась с работы домой, как  по телу прошла холодная волна, заставляя кожу покрыться мурашками, а волоскам на теле встать дыбом. Что за… Тело, словно начало, жить своей жизнью: развернулось, бросило на пол сумку, и быстро устремилось по коридору. Направо, налево, еще раз налево, по лестнице вниз, еще вниз, закрытая дверь, вновь налево, направо, прямо и вниз. И ни одной живой души по дороге, кажется, я узнаю места – за поворотом  морг, но нет, мое тело минует пристанище мертвых и отправляется еще ниже и еще. Темно, я ничего не вижу, однако ноги ступают, попадая ровно на ступени, а рука держится за перила. Иду в темноте по коридору. Где я? Скорее всего это подземные этажи. Никогда здесь не была, и если мне не изменяет память, то вход сюда мне строго закрыт. Но я, точнее мое бессознательное тело, как-то умудрилось пройти все препятствия и защиту. Страха почему-то не было, только любопытство. Я близко -  все мои нервные окончание оголились до предела. Я чувствовала малейшее дуновение ветерка, и шевеление каждого маленького волоска на моем теле.
Скоро. Близко. Я почти рядом. Дождись. Большая металлическая дверь, толщиной больше моей ладони. Мне надо туда. Руки в отчаянии скребут по закрытой двери. Каждая клеточка тела болит и стремится попасть за заветную преграду. Из горла вырвается дикий крик. Нет, это не я. Что со мной? Открыть… Бессильно опускаюсь на пол возле двери. Тело горит как в огне, одежда мешает. Хочется стянуть ее, чем я и занимаюсь, но меня отвлекает противный звук  сирены. Да…придут…и смогут открыть мне дверь…я подожду, но не долго. Богиня, как больно… С трудом развязываю завязки на платье и стягиваю его, бросая куда-то в угол, оставшись в нижней рубашке и белье. Тут послышались вдалеке шаги. Заставить открыть… Тело выгибает от боли … 

                        Виктор  граф Беррингтон

Я сидел в своем кабинете в департаменте и напивался. Все летело в бездну. Я сейчас должен был думать о последней провальной операции по поимке ненавистной даймоницы, которая собирала войско. Чувствует зараза, что еще немного и ей конец. Без часов у нее нет шансов, а их ей не получить - они под надежной защитой. Охраняются не хуже, чем королевская сокровищница, а то и лучше.
 Я должен был думать о том, что «моя жена» Амалия вышла из-под контроля. Она догадывается, что я все знаю и начинает действовать грубо и в открытую. Но куда ей трепыхаться, она зажата со всех сторон, но рано как же рано все началось, еще хотя бы недельку…  
Но, я думал не о том, все мои мысли были о НЕЙ. Моем наваждении, моем искушении и моем недоступном и запретном цветке – Лунэлии. Она оправдала свое имя. Действительно та, что помогла, заставила меня жить после убийства отца, а теперь она забирала мою жизнь по крохам, превращая ее в ежедневный ад. Видеть каждый день стройное, гибкое тело, наивные голубые глаза и мягкие губы, но не мочь к ним прикоснуться доводили меня до безумия. Моя любимая и в тоже время моя сестра. Почему…почему из тысяч миллион женщин мое сердце выбрало ее, ту, что никогда не сможет быть моей. Это неправильно, грязно. А ведь я раньше относился к Лие, как к сестре: баловал, усмехался над детскими шалостями и капризами. Что изменилось. Она уже не ребенок. А взрослая девушка, у которой есть жених. Жених. Злость бурлила в жилах, грозя выбраться и разорвать соперника на куски. Но я не мог. И это бессилие, и понимание лишало покоя и заставляло совершать необдуманные поступки. 
Из мыслей меня вырвал резкий звук сирены. Даймон, что случилось. Дверь в кабинет распахнулась, и мой лучший друг и личный враг Алекс влетел в кабинет.
-Виктор, тревога, кто-то пробрался к хранилищу!
Вмиг протрезвев, я кинулся за своим помощником. Твою налево. Кто?! И главное, как? Там столько всего напичкано. Муха не проскочит. Но кто-то оказался проворнее и хитрее. Убью! 

                               Лунэлия

Топот приближался. Я сжалась в комочек и дрожала всем телом. Мысли путались. От яркого света в лицо закрылась руками. Раздражал.
-О, Богиня. Начальник, здесь… девушка,- громкие голоса резали уши.
Я отняла руки от лица и зажала уши.
-Какая девушка, ты что несешь?! Отойди!- волевой сильный голос приблизился ко мне.
-Лия?!! Что ты здесь делаешь? И почему раздета? Кто это сделал?- сильные руки тормошили меня, причиняя еще большую боль.
-Открой двери. Оно зовет. Открой. Мне больно,- просипела я.
-Что с ней Виктор?
-Не подходи Алекс! Все отойдите! – топот, стало легче дышать.
Я открыла глаза. Темноволосый мужчина прижимал меня к себе. От него вкусно пахло. Он должен помочь.
-Лия, посмотри на меня,- мужчина приподнял мой подбородок и заставил взглянуть на него.
Красивый и сильный. 
-Где болит, покажи? - мужчина водил руками по моему телу, причиняя боль и удовольствие одновременно. Я застонала.
-Здесь?- рука, источника боли и удовольствии остановилась на лодыжке.
-С ней что-то не так. Зрачки расширены. Думаешь это...
Еще один. Я направила взор на светловолосого. Тоже сильный. Он может открыть.
-Открой,- шипела я.
-Уверен! Посвети,- потребовал темноволосый мужчина.
Светловолосый повиновался.
-Твою…все руки изодраны. Видимо она сама. Зов вызывает сильную физическую боль. Марионетка может сильно покалечиться, если не доберется до предмета привязки.
Темноволосый снял пиджак и укрыл меня им. Тепло, вкусно и больно…
-Нужно унести ее отсюда и ослабить привязку,- отозвался светловолосый,- дай мне я понесу.
-Я сам,- коротко ответил второй,- проверь периметр.
Темноволосый мужчина аккуратно взял меня на руки, крепко прижал к себе. Что? Куда меня уносят? Нет?! 
-Нет!!!! Пусти!!! Пусти!!!
Всю дорогу я отчаянно брыкалась, пиналась и кусалась, но мужчине было нипочем. Тело скручивало от мучительной боли. Последнее, что я помню нереально зеленый глаз.



Татьяна Арсеньева

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться