Лунная дорожка в неизвестность

Размер шрифта: - +

Глава 19. Заключительная

***

По лицу блуждал солнечный зайчик, перескакивая с одного места на другое, я поморщилась и попыталась прогнать щекочущие будоражащие ощущения.

Ещё пару часиков сна, я же так устала.

– Мама, ещё пять минут, я успею на пары, – попыталась сквозь сон уговорить родительницу.

Кто-то заботливо убрал раздражитель и подоткнул съехавшее одеяло. Но сон уже не шёл. Да и память начала возвращаться.

Стоп. Какое одеяло? А как же источник? Мне же надо было вернуть магию. Я резко распахнула глаза.

На меня, стоя у кровати, глазами, переполненными огромным счастьем, смотрел Азмир.

– Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит? – спросил он невероятно заботливо, опустился на кровать и нежно дотронулся губами до лба.

– Жара, к счастью, уже нет.

От такого бережного отношения я слегка опешила. Что это с ним? Будто я фарфоровая и в любой момент разобьюсь. Не похоже на прежнего Азмира. Заподозрив неладное, попробовала пошевелить ногами и руками.

Да нет, вроде всё на месте и даже не болит. Наоборот, столько сил и энергии, что готова свернуть горы. Странно. Я тут же озвучила свои ощущения:

– Чувствую себя превосходно, как никогда раньше.

И тут нахлынули последние воспоминания. Бесконечная, сплошная боль. Шёпот Богини и подоспевшая помощь. Кто это был, я так и не увидела. Сознание сжалилось надо мной и уплыло в благословенную тьму.

Резко поднялась и обеспокоено спросила:

– Скажи, а источник? Всё получилось? Как ты меня нашёл?

– Сколько вопросов, – улыбнулся он. – Узнаю свою Аннабель. Да, вы с девочками освободили магию. Теперь всё будет хорошо. Как только кристалл опустел, барьер сам исчез, и я смог тебя забрать, – и, тут же став серьёзным, строго посмотрел на меня и произнёс:

– Не делай так больше. Никаких жертв. Пока ты умирала на этом чёртовом кристалле, я чуть не сошёл с ума.

Хотела, как всегда, сказать что-то ехидное, но в его голосе и взгляде было столько боли, что просто не смогла. Я сама чувствовала то же, когда думала, что умирал он.

Поэтому опустила голову и ответила:

– Постараюсь, – и снова подняв на него глаза, не удержалась и добавила:

– Но не обещаю.

Он улыбнулся.

Осторожно, словно самую большую драгоценность, лаская кончиками пальцев мою кожу, взял моё лицо в ладони, и, наклонившись, поцеловал. Такого трепетного, чувственного и пронзительно нежного поцелуя я ещё никогда не получала. А он, оторвавшись от моих губ, покрыл лёгкими бархатными поцелуями глаза, нос, подбородок, ямочки на щеках…
А затем, отстранившись, но всё также удерживая в своих руках, заглянул в мои глаза, словно в душу, и произнёс:

– Анечка, я люблю тебя. И не потому, что ты избранная. Ты умная, ироничная, добрая, смелая, весёлая и преданная. Но и это не главное. Я люблю тебя просто за то, что ты есть. И ни за что не отпущу, хоть ты и не хочешь здесь оставаться.

На глаза навернулись слёзы. Я хотела ответить ему, что он так просто от меня и не отделается. Но он не дал мне сказать и слова.

– Подожди, не говори ничего. Дослушай. Я знаю, что вёл себя с тобой не лучшим образом. Обманывал, манипулировал и отталкивал. Но я и сам корю себя за это. Если ты дашь мне хотя бы шанс…  я попытаюсь сделать тебя самой счастливой женой на свете.

– Ты знаешь, когда я поняла, как ты меня обманывал, то была на тебя жутко зла. Было желание хорошенько тебя поколотить.

Надежда в его взгляде сменилась болью.

– Но, поразмыслив немного, поняла, что такой ответственный человек, как ты, не мог поступить по-другому, поставив свою страну в безвыходное положение. И, в конце концов, я люблю тебя, а не твоё имя, так что придётся тебе со мной ещё немного помучиться. Как думаешь, выдержишь пару тысяч лет?

Он радостно подхватил меня на руки и закружил по комнате. От вращения или может от счастья, голова шла кругом.

Когда он остановился, я обвила его шею руками и, притянув к себе лучшего мужчину на земле, поцеловала его со всей любовью и желанием, которые ощущала в тот момент. Мы оба погрузилась в сладкие, страстные, волшебные поцелуи.

Я даже не заметила, как замечательным образом мы снова оказались у кровати. Он опустил меня на неё и сам последовал за мной. Изучая, гладя, целуя, любуясь каждым сантиметром моего тела.

От скромной ночной рубашки он избавил меня в буквальном смысле этого слова, она просто исчезла, наверняка не обошлось без магии. А через секунду я проделала с ним тот же фокус...

***

Заседание Совета затягивалось. Было сложно вынести однозначное решение. Мнения Богов разделились.

Часть из них согласилась с утверждением Бога Солнца, что условия освобождения человеческой магии были нарушены. Ведь девушки прошли не все испытания.

А другая склонялась к тому, что всё произошло по вине последнего. Аргументируя тем, что лишняя магия в кристалле оказалась неспроста.

Так как Бог Солнца и Богиня Луны оказались в роли обвиняемых, то участвовать в вынесении вердикта им запрещалось. Поэтому остальные участники заседания удалились для принятия окончательного решения, оставив их вдвоём.

Воцарившаяся тишина угнетала обоих. До последней стычки они практически не общались и не разговаривали друг с другом, памятуя все нанесённые обиды.

Не выдержав всё же давящего безмолвия, она спросила:

– Скажи только одно, зачем всё это? За что ты меня наказываешь? Ты ведь сам хотел, чтобы мы расстались, и времени с тех пор утекло немало.

– Ты приняла решение за нас обоих. А меня ты спросила, может я хотел быть с тобой?

Богиня удивлённо приподняла бровь:

– Настолько, что тут же завёл себе гарем, постоянно появляясь с другой? Я ведь просила тебя не хитрить и не врать мне, иначе между нами всё закончится! И ты клятвенно обещал не делать этого. Но, видимо, твоё слово ничего не значит. Я не раз в этом убедилась, – с горечью и тысячелетиями копившейся обидой открыла она ему свои причины. – Да и к чему всё? Ты не свободен. А я не собираюсь изменять памяти своего возлюбленного, хоть он и не захотел становиться бессмертным. Ему, в отличие от тебя, не доставляла удовольствия безграничная власть над другими.



Натали Мондлихт

Отредактировано: 07.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться